Архиепископ Афанасий (Малинин)

(6/18.03.1884–27.05.1939)

Архиепископ Афанасий (Малинин)

Александр Антонович Малинин родился 6 (18) марта 1884 года в семье священника церкви при Молебском заводе Красноуфимского уезда Пермской губернии (ныне — село Молебка Березовского района Пермской области). В 1904 году он окончил с отличием Пермскую Духовную семинарию и был направлен в Казанскую Духовную академию для продолжения обучения. На вступительных экзаменах Александр Малинин показал себя самым подготовленным абитуриентом, получив средний балл 4,8 стал единственным, удостоившимся отличной оценки у знаменитого философа и строгого педагога В.И. Несмелова, который практически не ставил пятерок.

Время учебы будущего архипастыря в Казани пришлось на последние годы пребывания в Седмиезерной пустыни преподобного Гавриила (Зырянова). Как и многие другие студенты Александр Малинин окормлялся у знаменитого старца. В академии он с самого начала определился как будущий специалист по нравственному богословию, его кандидатское сочинение «Моральные идеалы русской современности в отношении к вечным идеалам христианской морали (по произведениям новейшей русской словесности)» оценили очень высоко. По окончании в 1908 году академии А.А. Малинин был оставлен в качестве профессорского стипендиата сроком на один год при кафедре русского и церковно-славянского языка с палеографией, в 1908-1909 годах находился в научной командировке в Санкт-Петербурге, успешно защитил магистерскую диссертацию.

21 октября 1909 года архиепископом Волынским и Житомирским Антонием (Храповицким), впоследствии митрополитом, А.А. Малинин был пострижен в монашество с именем Афанасий, 25 октября рукоположен во иеродиакона, 28 октября — во иеромонаха. После возвращения в Казань определением Совета академии от 28 мая 1910 года отец Афанасий был избран преподавателем по кафедре пастырского богословия с аскетикой и гомилетикой, 27 июля 1913-го переведен на кафедру церковно-славянского и русского языка с палеографией. За годы работы в академии батюшка заслужил у студентов любовь и уважение как прекрасный лектор.

Отец Афанасий был известен и как богослов, церковный историк, большая часть его работ опубликована в журнале «Православный собеседник», издававшемся при Казанской Духовной академии. Среди этих сочинений «Основной принцип православного пастырства по учению преп. Иоанна Лествичника, изложенному в его «Слове к пастырю», научающему, каков должен быть наставник словесных овец» (1910), «Слово на святое Богоявление» (1912), «Слово на день церковного празднования столетней годовщины Отечественной войны 1812 года» (1912), «Слово в день празднования 1600-летней годовщины Миланского эдикта (313–1913)» (1913), «Типик святителя Варсонофия Казанского чудотворца, памятник литургический и лингвистический. (К истории рукописного церковного устава на Руси в XVI веке)» (1914). В связи с исполнением обязанностей доцента Казанской Духовной академии иеромонах Афанасий написал целый ряд отзывов на кандидатские сочинения студентов, которые также публиковались в «Православном собеседнике». Кроме того, батюшка составлял описание рукописей Соловецкого монастыря, хранившихся в библиотеке академии.

23 апреля 1916 года отец Афанасий был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Иоанно-Предтеченского монастыря Казани с оставлением на службе при Духовной академии. Определением Святейшего Синода от 21 февраля 1917 года он был командирован в распоряжение протопресвитера военного и морского духовенства для проповеднической деятельности в воинских частях с сохранением должности в академии в течение 1917/18 учебного года.

20 ноября 1920 года по благословению митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (Смирнова) епископы Чистопольский Анатолий (Грисюк) и Мамадышский Иоасаф (Удалов) рукоположили архимандрита Афанасия (Малинина) во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. Однако по прибытии в Чебоксары Владыка встретил противодействие местных властей и националистически настроенного духовенства, выступавшего за образование национальной епархии и назначение архиерея из чуваш. Формальным поводом к выселению епископа Афанасия из Чебоксар послужило то, что у него не было разрешения на проживание в данном городе, в то время как в начале 1921 года въезд в него частным лицам в связи с эпидемией был запрещен. Проживая в дальнейшем в Казани, Владыка служил в Свято-Никольской единоверческой церкви на Булаке, за полноуставное богослужение и добродетельную жизнь почитался единоверцами. По воспоминаниям очевидца, проживая неподалеку от Никольского храма, Владыка «занимал крошечную комнату, выходившую в темный коридор, переполненный самыми разнообразными жильцами. Епископ Афанасий явил казанцам образцы епископа, живущего в миру, среди мирской обстановки. Весь образ жизни епископа, до крайности простой, возбуждал в горожанах искреннее почтение к этому архипастырю, т.к. всюду он держался с достоинством, подобающим его сану, и ничем не уронил своего высокого звания. Ему приходилось испытывать большую материальную нужду, т.к. он совсем не имел практических склонностей, но готов был поделиться, и фактически делился, последним куском хлеба с нуждающимися. Служил епископ Афанасий с редкостной красотой, но без всякой рисовки или искусственности. Проповеди он говорил изумительно бойко, ясно, без заминки, весьма красноречиво (обычно на очередной евангельский текст, евангельские истории были его любимою темою)».

Продолжил епископ Афанасий и преподавание в Духовной академии, перешедшей на полулегальное положение (занятия проводились частным порядком, на частных квартирах). Власти не смогли смириться с этим фактом и начали расследование. 20 апреля 1921 года Владыка был вызван повесткой в ТатЧК и арестован. На следствии он показал: «Лекции я читал по предметам старославянского и русского языков, с палеографией по 1919 год, а затем ввиду отсутствия слушателей по этим предметам и за смертию проф. Воронцова мне поручено чтение пастырского богословия и аскетики с гомилетикой, каковые предметы читались мною в последнее время». По делу о расследовании деятельности Академии все профессора и доценты были допрошены, некоторых из них выслали или заключили в концлагеря, другим, в том числе и епископу Афанасию, Президиумом ВЧК 6 октября 1921 года было назначено заключение в концлагерь сроком на один год условно.

После освобождения Владыка продолжил служение в Никольской единоверческой церкви на Булаке. В апреле 1923 года как не признавший архиепископа-обновленца Алексия (Баженова), незаконно назначенного на место сосланного митрополита Казанского Кирилла (Смирнова), обновленческим епархиальным управлением он был «уволен за штат». С 3 сентября 1923-го по апрель 1926 года по благословению митрополита Кирилла Владыка нес послушание епископа Спасского, викария Казанской епархии, с апреля 1926-го — епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии. Уже с мая 1924 года, после отъезда в Москву и ареста епископа Иоасафа (Удалова), владыка Афанасий исполнял обязанности по управлению епархией, имея возможность пользоваться советами находившегося в ссылке митрополита Кирилла (Смирнова). Служил Владыка в этот момент в Богоявленской церкви Казани.

Именно в середине 1920-х годов епископ Афанасий (Малинин) сыграл немалую роль в сохранении православной жизни на территории МАО, особенно луговой ее стороны. Репрессии против епископата, распространение обновленчества на территории Марийского края, необходимость приведения церковного устройства в соответствие с политическими и административно-территориальными реалиями того времени стали причинами, по которым остававшиеся верными Православию приходы должны были объединиться. 29 сентября 1925 года священник Воскресенского собора Краснококшайска Петр Кочетков, впоследствии протоиерей, направил в административный отдел марийского Облисполкома заявление: «Вследствие того, что несколько сел Краснококшайского кантона отошли от обновленчества и перешли в Православное общение, просим разрешения на созыв собрания духовенства и мирян для обсуждения вопроса об организации Православного церковного управления и выбора президиума». Такое собрание состоялось в ноябре 1925 года, большинством голосов была признана необходимость образования Краснококшайского православного церковного управления староцерковников (51 голос за, 3 против, 1 воздержался), избран президиум Управления из 6 человек (3 представителя от мирян и 3 от духовенства). Согласно положению об Управлении оно было организовано из православных общин для разрешения вопросов церковно-практической жизни и подчинялось православному епископу-староцерковнику. При этом подчеркивалось, что Управление должно было быть лояльным к существующему государственному строю и не вмешиваться ни в какие политические дела, помятуя, что Церковь есть собрание верующих для молитвы и исполнения религиозных потребностей.

На заседании духовенства и мирян 18 января 1926 года положение о Краснококшайском православном управлении староцерковников было признано правильным и принято к руководству. Правящим архиереем единогласно был признан епископ Чебоксарский Афанасий (Малинин). К середине 1926 года управление староцерковников объединило более 30 религиозных общин, в последующем в его состав входили новые приходы, которые находились под омофором епископа Афанасия до сентября 1929 года, когда по имеющимся сведениям было образовано Марийское викариатство Нижегородской епархии.

Одним из ключевых событий церковной истории России 1920-х годов стала так называемая Декларация митрополита Сергия (Страгородского). В 1929 году владыка Афанасий получил письмо от находившегося в заключении митрополита Казанского Кирилла (Смирнова), содержавшее критику деятельности владыки Сергия, но не порвал церковного общения с последним, признав законность его действий и правильность позиции по отношению к советской власти. 24 апреля 1929 года епископ Афанасий был возведен в сан архиепископа, 7 мая того же года назначен управляющим Казанской епархией с титулом архиепископ Казанский и Свияжский. Вместе с епархией ему довелось пережить тяжелые испытания — закрытие монастырей и храмов, массовые аресты, расстрелы и заключение в лагеря духовенства. Вместо арестованных священнослужителей владыка Афанасий рукополагал новых, возвращал на приходы тех, у кого закончились сроки заключения, принимал покаяние отпавших в обновленчество. Поначалу он жил в доме, принадлежавшем казанской Богоявленской церкви, а после конфискации его — в доме на улице Кирпичнозаводской.

О дальнейшей судьбе владыки Афанасия известно не много. 23 марта 1933 года он был переведен на Ташкентскую кафедру, затем был вызван в Москву и 24 августа того же года назначен архиепископом Саратовским. Во время пребывания в Первопрестольной владыка Афанасий совместно с митрополитом Анатолием (Грисюком) и епископом Варфоломеем (Ремовым) участвовал в составлении отзыва на богословские работы митрополита Сергия (Страгородского), который был рассмотрен Синодом, после чего владыке Сергию была присвоена ученая степень доктора богословия. В 1934 году епископ Афанасий вновь побывал в Москве, куда отвез собранные во вверенной ему епархии средства на содержание Патриархии и получил святое миро для епархиальных нужд.

Пребывая в Саратове, Владыка совершал богослужения в Петропавловской и Духосошественской церквах, а проживал по адресу Трубный переулок д. 8, кв.1. Здесь он и был арестован 15 мая 1935 года по обвинению в контрреволюционной деятельности. 13 сентября того же года Особым совещанием при НКВД СССР архиепископ Афанасий (Малинин) был приговорен к трем годам ссылки в Северный край, которую, по-видимому, отбывал в Архангельске. Скончался Владыка по имеющимся сведениям 27 мая 1939 года, место его погребения в настоящее время не известно.

Ю. Ерошкин

Фото с сайта pravenc.ru