ortho-hist-12.ru

Никитин Варсонофий, архимандрит

Архимандрит Варсонофий (Никитин)

(23.06/6.07.1878–22.03.1944)

арихимандрит Варсонофий (Никитин)

Иоанн Прокопьевич Никитин родился 23 июня (6 июля) 1878 года, в день празднования Владимирской иконе Божией Матери, в селе Кузнецово Вараксинской волости Царевококшайского уезда Казанской губернии в семье крестьян Прокопия Григорьевича и Матроны Семеновны Никитиных. Родители будущего подвижника были благочестивы, маленький Ваня с малого возраста имел послушание в церкви — пел на клиросе. Так под покровом Пресвятой Богородицы, в храме в честь Ее Владимирской иконы, который располагался в селе Кузнецово, протекало его детство.

После окончания Кузнецовского сельского училища Иоанн Никитин проживал в родном селе, а в 1900-1906 годах служил в армии канониром крепостной артиллерии в городе Николаевске-на-Амуре. Трудности военной жизни помогала благодушно переносить вера — известно, что во время службы Иоанн Прокопьевич пел в церковном хоре, много читал Священное Писание.

После возвращения из армии, 7 августа 1906 года, И.П. Никитин поступил послушником в Мироносицкую пустынь. 21 марта 1909-го был пострижен в монашество с именем Варсонофий, 20 декабря того же года рукоположен во иеродиакона, 6 августа 1912-го — во иеромонаха. «Поведения очень хорошего, способен и прилежен», «трудолюбив» — сообщают о нем клировые ведомости тех лет. Отец Варсонофий нес в обители различные послушания: в 1906 году — трапезного, в 1909-м — эконома, с 8 марта 1917-го — казначея, с мая 1919-го до начала 1924-го — настоятеля монастыря. Батюшка был известен за пределами Казанской епархии еще до революции. Например, в 1914 году священник Александр Виноградов, служивший в то время в селе Люперсола Вятской губернии, в письме к настоятелю Мироносицкой пустыни игумену Серафиму (Бакланову) просил отпустить одного их иеромонахов монастыря для совершения пасхальных крестных ходов по деревням люперсольского прихода. К посланию была сделана приписка: «Нельзя ли отпустить отца Варсонофия, его в приходе у нас многие знают».

Труды иеромонаха Варсонофия (Никитина) были отмечены епархиальным начальством. В апреле 1918 года ко дню Святой Пасхи он был награжден набедренником, затем возведен в сан игумена, а в 1921 году Андроником (Богословским) — епископом Спасским, викарием Казанской епархии — в сан архимандрита.

Время настоятельства батюшки в Мироносицком монастыре пришлось на тяжелые для монашествующих времена: советская власть стремилась разорить обитель, как в хозяйственном, так и в духовном отношении. 23 января 1920 года в отчете епархиальному начальству отец Варсонофий сообщал: «Хозяйство монастыря, состоявшее из полевых, луговых, лесных угодий, нарушено, скот реквизирован, пасека с пчелами отобрана и единственным пособием на существование братии за последнее время является жертва православных христиан… и доход от служения молебнов пред чудотворным образом Свв. Жен-мироносиц и Владимирской Божией Матери». Наряду с экономическим разорением обители начались аресты ее насельников: в 1918 году в заключении находился иеромонах Гавриил (Бурцев), в 1919-м — игумен Сергий (Мытиков), иеромонах Варнава (Максаев), послушники Михаил Петров, Николай Юричев. Да и сам отец Варсонофий пребывал в заключении в октябре 1918 года по обвинению в контрреволюционной деятельности, но за недоказанностью вины был освобожден.

Несмотря на гонения, монашествующие Мироносицкого монастыря продолжали свое служение Богу и ближнему. В обители совершались монашеские постриги, диаконские и  священнические хиротонии, священноиноки монастыря служили на приходах, где по тем или иным причинам не было священников. Отец Варсонофий заботился о духовном состоянии вверенной ему братии, ободрял и поддерживал насельников обители. Например, 26 января 1920 года он направил в Петриковский волостной исполком прошение следующего содержания: «Покорнейше прошу вас выдать мне пропуск для проезда в город Казань для доставки сухарей в тыловое ополчение для четырех лиц: иеромонаха Варнавы, иеродиаконов Маврикия и Иеремии и послушника Василия Санчирова».

Идеологическое давление властей неуклонно усиливалось. Во время традиционного крестного хода с Мироносицкой иконой Божией Матери по храмам Краснококшайска, ежегодно проходившем в августе, в столице МАО проводилась кампания, включавшая наполненные атеистическим содержанием лекции, спектакли и концерты. Но отвлечь немалую часть населения Краснококшайского кантона от веры не удавалось: люди принимали участие в крестных ходах, почитали насельников Мироносицкого монастыря, шли к ним за советом и утешением. Такое положение дел не устраивало советскую власть. 21 июля 1923 года, незадолго до очередного крестного хода, архимандрит Варсонофий был арестован и приговорен к 2 годам заключения. Чуть позже были репрессированы иеродиаконы Рафаил (Вечкилев), Иннокентий (Куледин), послушник Кирилл Юферев и некоторые другие насельники монастыря, все они находились под арестом в Краснококшайском исправительно-трудовом доме.

Начало 1920-х годов — время гонений на Церковь под надуманным предлогом сокрытия ее служителями церковных ценностей вследствие не желания помочь голодающим. Между тем в воззвании Святейшего Патриарха Тихона к православному населению страны от 19 февраля 1922 года разрешалось жертвовать на нужды голодающих церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления. Но властям был нужен повод для того, чтобы развязать гонения на верующих и духовенство. Ленин писал в связи с этим: «Мы должны дать самое решительное и беспощадное сражение духовенству… с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение десятилетий. …Чем больше духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

В конце 1923 года было начато новое следствие: архимандрит Варсонофий (Никитин), ряд насельников Мироносицкого монастыря и крестьян села Ежово обвинялись в распространении религиозной литературы, сокрытии церковных ценностей, якобы подлежавших изъятию. В феврале 1924 года дело было рассмотрено Облсудом МАО, заседания проходили в Народном доме Краснококшайска. «За халатное отношение к сбережению церковного имущества» отец Варсонофий был приговорен к 6 годам тюремного заключения, сроки наказания остальных обвиняемых составили от 6 лет до 1 года.

В первое время насельники Мироносицкого монастыря отбывали наказание в Краснокшайском ИТД. Своим кротким и беззлобным отношением к гонителям, терпеливым несением скорбей они невольно вызывали уважение у тюремного начальства, пользовались его доверием. Архимандрит Варсонофий (Никитин) и иеромонах Алипий (Иваненко) работали в заключении поварами, иеродиакон Рафаил (Вечкилев) — хлебопеком, иеродиакон Иннокентий (Куледин) – конюхом, другие насельники монастыря также имели ответственные послушания. Проживала братия в одной камере, что позволяло наладить духовную жизнь и быт. Да и верующие Краснококшайска, окрестных сел и деревень старались помочь монашествующим чем могли, искали с ними встречи в надежде на духовную поддержку, укрепление сил в несении жизненного креста, поминали за богослужениями арестованных как мучеников за веру.

Относительно спокойное существование арестованных насельников Мироносицкой обители продолжалось чуть более полугода. Приказом по Краснококшайскому ИТД от 22 сентября 1924 года архимандрит Варсонофий (Никитин) и другие арестованные были сняты с занимаемых ими должностей, 6 октября последовал указ о переводе Никитина, Вечкилева и Куледина для дальнейшего отбытия наказания в Нижегородский ИТД, причем отца Варсонофия, находившегося с конца сентября на лечении, повезли в Нижний Новгород прямо из больничной палаты.

После досрочного освобождения из заключения, в 1925-1926 годах архимандрит Варсонофий проживал в Раифской пустыни, а затем перебрался на территорию Кировской области. В 1927 году он был на приеме у епископа Глазовского Виктора (Островидова), который благословил батюшку на приход к Воскресенскому храму села Летяги Арбажского района Кировской области. В последующие годы отец Варсонофий назначался еще на ряд приходов: в 1930-м служил в Свято-Никольской церкви села Караванное Тужинского района Кировской области, затем – в храме святых мучеников Флора и Лавра села Табашино Марийской автономной области, а 1 ноября 1930 года получил назначение в Предтеченскую церковь села Суводь Советского района Кировской области. Проживал батюшка в то время в деревне Вотьма, откуда его возил на лошадке в храм церковный староста Косма Сливницын. Отец Варсонофий совершал монашеские постриги, предлагал на рассмотрение архиереев кандидатуры на рукоположение во священный сан, согласно преданию при храме села Табашино действовала пастырская школа, конечно же официально не зарегистрированная по тем временам.

26 марта 1932 года архимандрит Варсонофий (Никитин) был арестован по ложному обвинению в участии в контрреволюционной монархической организации церковников и антисоветской агитации (статьи 58-10,11 УК РСФСР). На многочисленных допросах своей вины батюшка не признал. 14 августа 1932 года Особым Совещанием при коллегии ОГПУ он был приговорен к ссылке в Северный край на три года, в марте-июле 1933-го работал на станции Сосновка Северной железной дороги, а в июле-декабре того же года проживал в деревне Устья, в трех верстах от Котласа.

В конце 1933 года архимандрит Варсонофий был освобожден из ссылки по болезни. Несколько месяцев он жил на родине, в селе Кузнецово, а в последующее время не имел определенного места жительства и до ноября 1941 года странствовал по Тужинскому, Арбанскому, Пижанскому, Советскому, Яранскому, Салобелякскому районам Кировской области, где служил по домам верующих и исполнял требы. Но чаще всего батюшка совершал богослужения в деревне Селиваново, в 12 километрах от Йошкар-Олы, где у него была оборудована келия. Отец Варсонофий был известен как опытный в духовной жизни пастырь. У него исповедовались священники Никифор Редькин, Лукиан Васенев, бывший настоятель Мироносицкой пустыни игумен Сергий (Мытиков). Поддерживал батюшка связи и со священником Симеоном Яндулецким — одним из известных иереев Вятской епархии того времени. Впоследствии батюшка говорил, что «Редькин и Яндулецкий искали моих советов и указаний относительно церковных служб, и я не мог отказать им в этом как более опытный священник».

В 1940-1941 годах архимандрит Варсонофий проживал в деревне Федосиха Тужинского района Кировской области. 22 ноября 1941 года он был арестован Тужинским РО НКВД в деревне Лукоянки, куда пришел причастить болящую. По преданию батюшка провидел свой арест, но отказаться от исполнения пастырского долга не мог. 18 февраля 1942 года он был осужден Народным судом Тужинского района на 2 года лишения свободы и отбывал наказание в колонии НКВД.

17 сентября 1942 года в отношении отца Варсонофия было начато следствие по новому делу, ложное обвинение предъявлялось по уже упоминавшимся выше статьям 58-10,11 УК РСФСР. Допросы, проходившие в ночное время в сентябре-ноябре 1942 года, были длительными (продолжались они, как правило, от 3 до 5 часов) и престарелому архимандриту было трудно их выдерживать. Это косвенно подтверждает и акт медицинского освидетельствования отца Варсонофия, составленный 5 ноября 1942 года, в котором говорится, что вследствие возрастных изменений организма для него возможен только легкий труд. Если учесть, что органы советской власти к служителям Церкви особым снисхождением не отличались, можно сделать вывод, что состояние здоровья батюшки было действительно плохим.

18 августа 1943 года, накануне праздника Преображения Господня, в городе Яранске с 19 до 20 часов 40 мин вечера проходило закрытое судебное заседание Военного трибунала войск НКВД Кировской области, на котором архимандрит Варсонофий (Никитин) был приговорен к 10 годам лишения свободы. После вступления приговора в силу батюшка находился в заключении в тюрьме города Яранска, где и скончался 22 марта 1944 года. Предание гласит, что когда он отошел ко Господу, над тюрьмой воссиял столп света и даже уголовники с уважением говорили, что скончался священник. Стараниями верующих архимандрит Варсонофий был похоронен на Яранском кладбище. И с тех пор в надежде на молитвенное предстательство батюшки приходят сюда люди и по вере своей получают благодатную помощь.

Ю. Ерошкин