Чурилин Авраамий, епископ

Епископ Авраамий (Чурилин)

(20.08./2.09.1875–13.01.1938)

Епископ Авраамий (Чурилин)

Адриан Алексеевич Чурилин родился 20 августа/2 сентября 1875 года в селе Морки Царевококшайского уезда Казанской губернии, 22 августа/4 сентября был крещен священником Василием Преображенским в местном Богоявленском храме. В возрасте четырнадцати лет, в 1889 году, будущий архипастырь был отдан на воспитание в Иоанновский монастырь города Казани, а в 1890-м поступил в Казанскую учительскую семинарию. С 15 августа 1894 года Адриан Чурилин нес послушание учителя пения в школе Братства святителя Гурия при Сурском Михаило-Архангельском мужском монастыре, располагавшемся в Козьмодемьянском уезде Казанской губернии. Его музыкальные способности были отмечены — 1 сентября 1895 года директором Казанской учительской семинарии Н.А. Бобровниковым для пополнения знаний он был направлен в московское Синодальное училище церковного пения, где обучался до 1 октября 1896 года, а затем, до 28 января 1900-го, работал учителем пения в московском Харитоньевском начальном училище и Долгоруковском ремесленном училище.

27 февраля 1900 года А.А. Чурилин был рукоположен во диакона. Поначалу, в связи с недостатком вакансий, он был принят на должность псаломщика в казанский Благовещенский собор, 7 июня 1900-го переведен на такое же место в Духосошественскую церковь, 14 сентября того же года назначен протодиаконом в казанский Спасо-Преображенский женский монастырь, с 1 ноября служил в Феодоровском женском монастыре, с 27 июля 1901-го — в Крестовоздвиженской церкви при Казанском университете, с 8 октября 1903-го — в Благовещенском соборе Казани.

Вскоре судьба отца Адриана изменилась. После кончины супруги Екатерины Кондратьевны 23 февраля 1905 года он вступил в число братии Троице-Сергиевой лавры, 15 апреля 1907-го был переведен в Почаевскую Свято-Успенскую лавру Волынской епархии, где 7 июня того же года пострижен в монашество с именем Авраамий, а 10 июня возведен в сан архидиакона. В качестве послушания ему было определено место заведующего лаврским архиерейским хором, что свидетельствовало и о его музыкальных дарованиях. 5 мая 1909 года архидиакон Авраамий был переведен в Александро-Невскую лавру Санкт-Петербурга, 6 мая награжден орденом святой Анны третьей степени, 13 марта 1912-го назначен на должность уставщика Лавры, 17 января 1917-го — ризничим и членом ее Духовного собора.

25 февраля 1917 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга архидиакон Авраамий (Чурилин) был рукоположен во иеромонаха. Хиротонию совершил архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх. На следующий день митрополитом Санкт-Петербургским Питиримом (Окновым) в Крестовой церкви митрополичьего дома отец Авраамий был возведен в сан архимандрита. Наряду с исполнением монашеских обязанностей, совершением богослужений батюшка имел и другие ответственные послушания: с 4 августа 1917-го по 15 февраля 1918 года был помощником председателя временного присутствия Духовного собора Лавры, с 21 декабря 1917-го по 27 января 1918-го — настоятелем Лавры в должности наместника, с марта 1918-го по сентябрь 1919-го — членом хозяйственного управления монастыря, с 22 февраля 1920-го — членом приходского совета лаврских церквей. В начале июля 1917 года в связи с возможностью наступления немецких войск на Петроград в Синоде был поднят вопрос о вывозе из города мощей святого благоверного князя Александра Невского, хранившихся в Лавре. В происходивших в связи с этим освидетельствовании и переоблачении мощей вместе с архиепископами Сергием (Страгородским) и Вениамином (Казанским), епископами Прокопием (Титовым) и Серафимом (Лукьяновым) принял участие и архимандрит Авраамий (Чурилин). После переоблачения святые мощи были помещены в кипарисовый ящик, изготовленный на средства отца Авраамия. Сохранились воспоминания и о музыкальных дарованиях батюшки: «Александро-Невская Лавра! Монахи — …изумительно-отчеканенные дикции, чтецы непревзойденные! Собраны со всей России. Очень редкие голоса, абсолютные октавы! А священник Авраамий (Чурилин)! <…> Он славился своим голосом, он был выше Шаляпина. А когда он читал Евангелие — это было что-то неземное, бархатный бас и дикция Авраамия. <…> А какое пение было в Лавре! Нигде не было такого. Какие таланты собрались! Кто там только ни был! Сколько там было прозорливых старцев, святителей! Как будто вся сила монашеского духа, что была тогда на Руси, собралась в Лавре. Очень многие в Лавре закончили свою жизнь мученически».

В 1922 году, помимо Александро-Невской лавры, отец Авраамий совершал богослужения и в Иоанновском монастыре Петрограда, где был погребен святой праведный Иоанн Кронштадтский, которого батюшка почитал. В конце того же года Лавра была захвачена обновленцами, взгляды которых на устроение Церкви, богослужение и общественную жизнь архимандрит Авраамий решительно отверг. 5 декабря 1922 года епископ Петергофский Николай (Ярушевич) подписал документ об увольнении батюшки в отпуск за пределы Петроградской епархии, в январе 1923-го отец Авраамий уехал в Рязань, около полутора лет не служил на приходах, совершая богослужения на дому. В 1924 году батюшка поехал на прием к Патриарху Тихону и встретил там делегацию верующих города Коврова Владимирской епархии, просивших себе священника. Оказавшийся здесь же епископ Владимирский и Звенигородский Николай (Добронравов) по благословению Патриарха определил отца Авраамия на должность священника в город Ковров, где батюшка прослужил около двух лет.

В феврале 1926 года архимандрит Авраамий (Чурилин) был вызван митрополитом Сергием (Страгородским) в Нижний Новгород и 7 марта рукоположен во епископа Сызранского, викария Ульяновской епархии. Данную кафедру Владыка занимал до 10 мая 1928 года, затем находился на покое, 2 октября того же года был назначен епископом Нолинским, викарием Вятской епархии, 18 октября уволен на покой, а 2 ноября определен епископом Скопинским, викарием Тульской епархии. Несмотря на небольшой срок служения в Скопине, Владыка пользовался у верующих глубоким уважением, оставление им епархии в 1930 году было встречено паствой с печалью.

16 июля 1930 года епископ Авраамий (Чурилин) направил митрополиту Сергию (Страгородскому) письмо следующего содержания: «С глубокой скорбью вынуждаюсь ходатайствовать пред Вашим Высокопреосвященством о снятии с меня послушания по управлению вверенным моему недостоинству Скопинским викариатством Тульской епархии с увольнением на покой вследствие болезненного состояния моего, а также отсутствия возможности выплачивания государственного подоходного налога, значительно превышающего действительную сумму получаемых на мое содержание добровольных пожертвований». 30 июля того же года митрополит Сергий и временный при нем Патриарший Священный синод приняли решение: «Преосвященного Скопинского Авраамия, викария Тульской епархии, уволить на покой согласно прошению».

Владыка жил в городе Скопине до осени 1931 года, а по другим данным был арестован летом 1930-го и приговорен к трем годам ссылки, которую отбывал в Марийской автономной области. Так спустя почти сорок лет Владыка вернулся на родину, где ему также суждено было исполнять архипастырские обязанности — 29 сентября 1931 года он был назначен епископом Марийским, викарием Нижегородской епархии. При его официальной регистрации в 1933 году в Горьковском крайисполкоме отмечалось, что деятельность марийского епископа распространялась на Звениговский, Горномарийский, Йошкар-Олинский, Мари-Турекский, Моркинский, Ново-Торьяльский, Оршанский, Сотнурский и Юринский районы. Проживал Владыка неподалеку от Вознесенского храма города Йошкар-Олы по адресу улица К. Маркса, дом 10.

В МАО епископ Авраамий служил до ареста в 1935 году. Гонения на Церковь усиливались, закрывались храмы, арестовывались священнослужители. 29 сентября 1934 года митрополит Горьковский Евгений (Зернов) направил на имя Владыки письмо, обращенное к духовенству, приходским советам и верующим Марийской епархии. В нем, в частности, говорилось: «В целях сохранения мирного течения жизни церковной среди приходских общин верующих я призываю вас принять все меры к тому, чтобы мир церковной жизни не был нарушен какими-либо недоразумениями и протестами … против законных распоряжений гражданской власти относительно снятия колоколов с колоколен церквей. … Пастыри и верующие должны ясно понимать и знать, что вера православная совершенно в своей сущности и основах не связана со звоном колоколов, и наше богослужение может обходиться, как и обходилось в Первенствующей Церкви Христианской, без колокольного звона, который является украшением Богослужения…, но не той неотложной необходимостью, без которой нельзя обойтись или обходиться верующим.

Самый дорогой в Церкви Христовой звон — это благовествование Евангельской веры, любви и мира, о котором Церковь ежедневно молится, прося «мира всему миру» и «Ангела мирна, хранителя душ и телес наших» — каждому верующему. Об этом мире все мы должны помнить и этот мир все мы должны всемерно поддерживать и хранить».

В связи с этим обращением 20 октября 1934 года епископ Авраамий направил духовенству и пастве следующее послание: «Вследствие того, что в состав Горьковской митрополии входит и Марийская епархия, вышеприведенное обращение Высокопреосвященнейшего Митрополита Горьковского считаю обязательным для духовенства Марийской епархии к оглашению содержания сего обращения верующим прихожанам, а также к руководству по разъяснению своим пасомым о необходимости безусловного подчинения распоряжению гражданской власти и сохранения со стороны верующих мира и тишины при снятии с колоколен приходских храмов церковных колоколов на нужды государства. Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа (1 Кор.1,3). Авраамий, епископ Марийский».

Конечно, такое решение было отражением стремления сохранить возможность совершать в храмах богослужения и вести приходскую жизнь, что, в свою очередь, должно было способствовать просвещению местного населения, сохранению и укреплению в людях веры, возвращению отпавших в лоно Церкви. Положение на приходах, духовная жизнь верующих, их нравственное состояние — вот что волновало епископа Авраамия прежде всего. Об этом свидетельствует и одно из его писем, составленное 21 апреля 1935 года и адресованное архимандриту Серафиму (Павловскому), проживавшему в то время в селе Ежово: «Убедительно прошу Ваше Высокопреподобие принять на себя труды временно послужить вместо болящего о<тца> протоиерея Александра Альпидовского в церкви села Нурмы Йошкар-Олинского района и тем доставить великое утешение верующим прихожанам в наступившие Великие дни Страстной недели и Святой Пасхи. Божие благословение буди с Вами! Богомолец Ваш, епископ Марийский Авраамий».

Владыка пользовался среди верующих уважением и любовью, многие почитали его как праведника. В мае 1934 года с прошением к епископу Авраамию обратилась община церкви Рождества Христова с. Арда Горномарийского района МАО. Приведем этот трогательный документ полностью: «От имени религиозных общин и церковного совета к тебе Владыко прибегаем и тебя мы просим о ходатайстве перед Исполнительным комитетом Маробласти. Найди и нам правду, заступись за нас и отцов и матерей наших и за наш православный храм.

Владыко! Несправедливость мы видим, чувствуем за себя отцов и матерей наших и видим поругание святого нашего храма. Перед святым нашим алтарем, на могилах наших матерей и отцов вздумала местная власть в лице председателя сельсовета, комсомольской ячейки и учителей 20 мая 1934 года сделать субботник. Пришли на кладбище, стали ломать и кидать кресты и памятники и разравнивали могилы, никого не спрашивая, ни муниципального персонала, ни церковного совета, ни религиозных общин. Никто, ничего не зная, пришли, разбросали кресты. И думали устроить сад, место увеселения, гуляния, и поставить будку для пивной. Стирают с лица земли могилы, ломают кресты, памятники над ними, заставляют нас забыть родных наших, зная хорошо, что везде и всюду даже партийные люди и те над своими усопшими братьями ставят памятники и отводят свои места погребения. Говорят, что это будто «буржуйское», кулацкое кладбище.

Мертвых не судят, и никому кроме Христа нашего Бога судить их не дано. Мы знаем, что на наших кладбищах мы хоронили наших отцов и матерей и детей, и похоронили несколько священнослужителей, мы хоронили людей и знали, что мертвые сраму не имут. Бог хотел обмиловать Содом и Гоморру, если там найдется хоть один праведник — помилуйте и спасите от поругания могилы наших отцов, защитите наш алтарь и упросите Господа и Бога и творящих это дело, чтобы они кончили думать это дело, перед окнами нашего святилища устраивать пивные заведения и гульбища.

Владыко! Заступись! С имеющими власть разберись, правы ли мы, отстаивая свой храм и могилы отцов. Помолись за нас Богу и не допусти своим заступничеством осквернение нашего храма. Прими это прошение к своему сердцу и поспеши утешить нас, твоих детей. Твои грешные рабы, православные христиане Христорождественской церкви с. Арда».

Среди архивных документов к настоящему времени не найдено сведений о том, как отреагировал епископ Авраамий на это послание. Но, несомненно, то, что его истовое служение Богу и ближнему вызывало неудовольствие властей. 23 мая 1935 года Владыка был арестован и помещен во внутреннюю тюрьму НКВД. Обвинение предъявлялось по статье 58-10 УК РСФСР, что в данном случае означало «пропаганду контрреволюционных монархических идей», устроение «тайных собраний верующих в честь монархистов-погромщиков» (имелись в виду отслуженные Владыкой панихиды по отцу Иоанну Кронштадтскому), призывы к молитве «о гибели советской власти» (так был расценен новогодний молебен, состоявшийся 14 января 1935 года, и отслуженный в Вознесенском храме Йошкар-Олы по дореволюционному чину).

На допросах 23 и 26 мая, 20 июля, 17 августа 1935 года, очных ставках 7 и 17 августа своей вины в контрреволюционной деятельности Владыка не признал, заявив о своей лояльности к советской власти, о том, что «новогодний молебен служился исключительно потому, чтобы отблагодарить Бога за прошедший год и попросить благословение Божие на предстоящий новый год», что «Иоанна Кронштадтского я считал и считаю великим подвижником благочестия и молитвенником. В эти панихиды я призывал верующих, наряду с поминовением Иоанна Кронштадтского, молиться и за своих умерших родственников».

16 ноября 1935 года Особым совещанием при НКВД СССР епископ Авраамий (Чурилин) был приговорен к трем годам ссылки в Северный край. О дальнейшей судьбе Владыки известно немного. Он отбывал ссылку в Архангельске, где был вновь арестован 15 декабря 1937 года. В ходе следствия епископ Авраамий категорически отверг все обвинения в контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации, предъявлявшиеся ему, и 4 января 1938 года был приговорен тройкой УНКВД по Архангельской области к расстрелу. Приговор привели в исполнение 13 января 1938 года, точное место погребения Владыки в настоящее время не известно.

Ю. Ерошкин