ortho-hist-12.ru

Денисов Арсений, епископ

Епископ Арсений (Денисов)

(11/24.04.1866–…)

Епископ Арсений (Денисов)

Леонид Иванович Денисов родился 11/24 апреля 1866 года в Москве, в семье врача. Вскоре после его рождения Денисовы переселились в Нижний Новгород, известно также, что мать будущего епископа некоторое время была актрисой Нижегородского драматического театра.

Основы грамотности будущий архипастырь перенял от ссыльного поляка по фамилии Козакевич, написавшего для мальчика русскую азбуку, по которой тот выучился читать и писать. К этому же времени относятся и начатки христианского воспитания. В 1,5–2 верстах от тогдашнего Нижнего Новгорода находился Вознесенский Печерский мужской монастырь, а несколько ближе к городу располагалась каменная часовня, впоследствии обращенная в Воздвиженскую церковь. Именно здесь собирались Леонид Денисов и его товарищи, перебирались через ограду, на паперти устраивали «алтарь», наряжались в самодельные «ризы» и играли, совершая, по словам Владыки, «нечто среднее между обедней и молебном». Маленькому Лене при этом нередко выпадало исполнять «роль священника».

В 1875 году Леонид Денисов поступил в гимназию, где особенно увлекся изучением древних языков. Содержали его на стипендию бывшего нижегородского епископа Иеремии (Соловьева), который проживал в то время в затворе в Нижегородском Благовещенском монастыре и скончался 6/19 декабря 1884 года. Вспоминая впоследствии гимназические годы, владыка Арсений особо выделял преподавателя церковно-славянского языка и русской словесности М.М. Великанова (скончался в 1914 году в сане епископа Сарапульского с именем Мефодий), священника Андрея Светлакова, преподававшего Закон Божий (впоследствии — епископ Калужский и Боровской Александр, скончался в 1895 году), директора гимназии, преподавателя латинского языка А.Л. Миротворцева, поощрявшего лингвистические занятия юноши и познакомившего его с начатками санскрита и сравнительной грамматикой.

В 1884 году Леонид Денисов перебрался в Москву и поступил в Московский университет, где обучался «по языковедной группе» историко-филологического факультета. Для поддержания существования ему приходилось заниматься репетиторством, а 26 февраля 1888 года, когда в московской газете «Вестник» было напечатано его стихотворение, началась литературная деятельность будущего архипастыря. Некоторое представление о жизни Л.И. Денисова того периода дает написанный им собственноручно документ начала 1930-х годов: «Мой день разбивался на три части (почти ежедневно): 1) с 8 ч. до 3 ч. пополудни на лекциях; 2) потом на уроках; 3) с 8 ч. вечера на занятиях ученых обществ. А еще нужно осмыслить и впитать в себя лекции, прочесть нужную научную книгу (преимущественно, на иностранном языке), познакомиться со свежей книжкой «толстого» журнала, пробежать наскоро одну две газеты. …На сон почти не доставало времени. Прибавьте к этому хроническое недоедание, потерю времени в проезде или проходе с одного урока на другой. ...Все это, в общем и целом ложилось тяжелым моральным и физическим гнетом на юный организм».

В университете Леонид Денисов проучился семь семестров, а после ухода из вуза остался в столице, был женат на Варваре Козловой, дочери известного московского иконописца Никиты Козлова. С первых лет пребывания в Москве Л.И. Денисов вел большую церковно-общественную работу. С 1896 года он состоял членом «Московского Общества любителей духовного просвещения», с 1901 года занимал должность секретаря редакции «Московских церковных ведомостей», где опубликовал множество статей по религиозным вопросам и церковной археологии. С 30 декабря 1903 года Л.И. Денисов являлся членом комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины города Москвы и Московской епархии. Хорошо зная историю столицы России, он много писал о ней в стихах и прозе, владея двенадцатью языками, неустанно пополнял свои церковно-исторические познания чтением в оригинале творений святых Отцов.

В 1904 году Л.И. Денисов выпустил в свет книгу «Житие преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца», которая содержала материалы, связанные с житием, молитвенными подвигами и чудесами подвижника, его прославлением, а также исследовательский очерк об иконных изображениях святого. О почитании Преподобного Леонидом Ивановичем свидетельствуют и два его стихотворения, которые ныне опубликованы.

В 1908 году была напечатана новая книга Л.И. Денисова «Православные монастыри Российской империи», известная многим исследователям церковной истории и поныне. Наряду с этим значительный интерес представляют работы будущего архипастыря по церковной археологии и древней иконографии. В число таковых входят «История подлинного Нерукотворного образа Спасителя» (1894), «Каким требованиям должна удовлетворять православная икона» (1901), «О памятниках древнерусской иконописи в Берлюковской пустыни» (1901), «Чудотворный образ Всемилостивого Спаса в часовне у Москворецкого моста в Москве» (1903). В журнале «Вера и Церковь» в 1903 году был опубликован реферат об иконографии преподобного Серафима Саровского, прочитанный Леонидом Ивановичем на заседании церковно-археологического отдела при «Московском Обществе любителей духовного просвещения».

Судьба Л.И. Денисова тесно связана с жизнью митрополита Трифона (Туркестанова). После кончины супруги, произошедшей 15 марта 1908 года, которую будущий архипастырь переживал тяжело, владыка Трифон посоветовал ему поступить в монастырь. 24 июня 1908 года Л.И. Денисов был принят в братство Московской Синодальной церкви Двенадцати апостолов, 18/31 октября того же года синодальным ризничим, архимандритом Гавриилом (Чепуром), впоследствии архиепископом, был пострижен в монашество с именем Арсений, 23 октября епископом Серпуховским Анастасием (Грибановским), впоследствии митрополитом, рукоположен во иеродиакона, 24 октября епископом Можайским Василием (Преображенским) — во иеромонаха. На следующий день, 25 октября 1908 года, батюшка был назначен помощником синодального ризничего. В связи с несением данного послушания ему приходилось встречаться с русскими и иностранными учеными, посещавшими Кремль, изучать историю экспонатов ризницы, соответствующую терминологию, ремесла, имеющие отношение к музейному делу. Исполнял отец Арсений и священнические обязанности: с 25 ноября по 20 декабря 1908 года он состоял гробовым иеромонахом при мощах святителя Филиппа Московского в Успенском соборе Кремля, с 24 января 1909-го совершал богослужения в церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при приюте московского отделения «Братства во имя Царицы Небесной», с мая 1914-го по апрель 1918 года был настоятелем церкви Двенадцати апостолов в Московском кремле. 15 мая 1914 года епископом Дмитровским Трифоном (Туркестановым) в Успенском соборе Кремля батюшка был возведен в сан игумена, на следующий день назначен синодальным ризничим, а 25 мая возведен в сан архимандрита. С 17 марта 1909 года отец Арсений был членом редакционной комиссии Комитета по описанию Патриаршей ризницы, с 23 июня того же года — сотрудником Московского археологического института, а с 15 октября — членом комиссии по описи древних антиминсов, хранящихся в Патриаршей ризнице. Батюшка являлся также членом Общества вспомоществования недостаточным (малоимущим — сост.) слушателям Московского археологического института, с 9 сентября 1914 года входил в Братство во имя преподобного Саввы Сторожевского, созданного для помощи нуждающимся воспитанникам Звенигородского Духовного училища. Со 2 октября 1914-го по 1917 год по благословению митрополита Московского и Коломенского Макария (Невского) отец Арсений преподавал французский язык в Московской Духовной семинарии. Не оставлял батюшка и церковно-литературную деятельность — в 1909 году им была выпущена книга «Жизнь и страдания святого мученика Трифона и почитание его в России». 6 мая 1911 года Святейшим Синодом отец Арсений был награжден наперсным крестом, в октябре 1913-го отмечен бронзовой медалью на Георгиевской ленте в память 300-летия царствования Дома Романовых.

После революции 1917 года и закрытия кремлевских храмов батюшка проживал в Москве, в районе Зубовской площади, в там называемом «поповском доме», где ютились такие же «бывшие» как и он. С марта 1918 года отец Арсений был приписан к московскому Донскому монастырю, занимался и общественной работой. С 23 декабря 1917-го до июня 1920 года он состоял секретарем музейного отдела комиссии по охране памятников искусства и старины при Моссовете, с 16 сентября по 15 октября 1918 года являлся сотрудником главного управления архивным делом, с 15 октября по 15 декабря того же года — исполняющим обязанности архивариуса 2-го отделения 4-й секции Государственного архивного фонда, заведующим архивом Московской Духовной консистории. С 16 декабря 1918-го по 15 марта 1919 года батюшка работал сотрудником отдела научных библиотек Народного комиссариата просвещения, с 3 февраля по 15 августа 1920-го — ученым секретарем библиографического отдела Госиздата, с 16 февраля 1920-го по февраль 1921-го — секретарем Центральной книжной палаты, с 1 февраля по 14 июля 1921 года — заведующим Музеем книги при той же палате. В конце декабря 1920 года он был избран членом Русского библиографического общества при Московском университете.

13 июля 1920 года архимандрит Арсений подал в Московский епархиальный совет следующее заявление: «Настоящим позволяю себе высказать согласное с моим духовным настроением и ходом моих мыслей пожелание, чтобы Совет причислил меня в качестве духовного руководителя прихода к какой-либо церкви приходской в Москве, в районе моего жительства. Со своей стороны заявляю, что приложу все старания направить на надлежащее духовное русло религиозную жизнь приходской общины. Средствами для этой цели необходимыми считаю лекции для интеллигентных слоев населения на религиозные темы, богослужебные беседы для простецов, катехизические наставления для детей – все это в дни и часы по соглашению с приходским советом; устройство возможно торжественных богослужений в праздничные и воскресные дни, а также и в кануны их; проповеди морального характера за богослужением; общую исповедь в постоянно расширяющемся концентрическом круге, ответы на предлагаемые прихожанами вопросы; разного рода духовные и житейские советы и указания, даваемые по требованию обстоятельств по мере спайки с паствой». Таким образом, по благословению Святейшего Патриарха Тихона отец Арсений вернулся к постоянному исполнению священнических обязанностей и с 25 марта 1921-го по июль 1923 года нес послушание настоятеля Знаменской церкви, располагавшейся в Шереметевском переулке Москвы, почетным председателем церковно-приходского совета которой был владыка Трифон (Туркестанов). В 1925 году по рекомендации митрополита Петра (Полянского), Патриаршего местоблюстителя, архимандрит Арсений ездил в Нижний Новгород с просьбой о рукоположении во епископа и назначении на одно из Нижегородских викариатств. В ходе завязавшейся в связи с этим переписки митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский) писал митрополиту Петру о возможном назначении батюшки на Лукояновское или Сергачское викариатство, но дальше обсуждения дело тогда не пошло.

Новый этап богослужебной деятельности архимандрита Арсения (Денисова) начался в 1927 году. Со 2 октября 1927-го по 25 сентября 1929 года, после архиерейской хиротонии, владыка Арсений нес послушание епископа Ефремовского, викария Тульской епархии, с 25 сентября по 11 октября 1929 года был епископом Марийским, с 11 октября 1929-го находился за штатом, с 5 декабря 1929-го по 4 мая 1930 года управлял Каширским викариатством Московской епархии.

О дальнейшей судьбе владыки Арсения известно не много. С 13 мая 1930 года он проживал в городе Лосиноостровске Московской области, 30 июня 1930-го заключил договор с московским издательством «Академия», для которого перевел с французского, испанского и латинского четырехтомный труд Хуана Антонио Льоренте «Критическая история испанской инквизиции», а с весны 1931-го, наряду с переводческой деятельностью, занимался библиографической работой по религиозным движениям Востока, Запада и России. В этот период епископ Арсений вновь получал поддержку от митрополита Трифона (Туркестанова). По воспоминаниям духовных детей владыки Трифона, «этот слабый и робкий человек жил, как бы держась за Владыку», помощь митрополита не раз спасала его от голода.

Точная дата и обстоятельства кончины епископа Арсения (Денисова) в настоящее время не известны. Последнее документальное свидетельство о его жизни, обнаруженное и опубликованное ныне, свидетельствует, что с 25 апреля 1935 года он проживал в городе Талдом Московской области, куда прибыл из Лосиноостровска, а 19 сентября 1938 года срочно выехал в Москву. По имеющимся, неподтвержденным документами, сведениям скончался Владыка во время Великой Отечественной войны от голода в одной из подмосковных деревень, отпели его заочно.

Ю. Ерошкин

фото предоставлено С.Н. Романовой