Сергеев Григорий, протоиерей

Протоиерей Григорий Сергеев

(20.01.1888–…)

Григорий Сергеевич Сергеев родился 20 января 1888 года в селе Шойбулак Царевококшайского уезда Казанской губернии в крестьянской семье. Он окончил Казанские миссионерские курсы, в 1902–1908 годах работал учителем церковных школ Царевококшайского уезда. 8 августа 1910 года Григорий Сергеев поступил на епархиальную службу, в том же году был рукоположен во священника к Иоанно-Богословской церкви села Аксаево Козьмодемьянского уезда Казанской губернии. Кроме служения в храме Божием с 1 сентября 1910 года батюшка нес послушание законоучителя и учителя пения в Аксаевском земском училище, с 1 сентября 1912-го — законоучителя Коптяковского земского училища. В сохранившихся клировых ведомостях аксаевского храма записано, что поведения он был отлично хорошего.

В храме села Аксаево отец Григорий служил до 17 марта 1923 года. В дальнейшем он подвизался в Петропавловской церкви села Кузнецово (до 14 августа 1929 года), а затем был переведен к Вознесенской церкви села Пертнуры, в 1934 году возведен в сан протоиерея. Отец Григорий был лишен избирательных прав, в 1918-м и 1928 годах арестовывался, но осужден не был. О втором аресте батюшка впоследствии упомянул в письме из заключения от 11 февраля 1938 года на имя Наркома внутренних дел: «В 1928 году по ложному доносу недоброжелателей был взят под арест и по установлении моей невиновности в сообщаемом, уполномоченным ОГПУ я был освобожден».

1 октября 1937 года последовал новый арест. Отец Григорий был помещен в Козьмодемьянскую тюрьму по ложному обвинению в контрреволюционной агитации против мероприятий партии и правительства в деревне (статья 58–10 УК РСФСР). В ходе следствия батюшка был допрошен один раз, 9 октября, и вины своей не признал. 11 октября 1937 года на заседании тройки НКВД по МАССР протоиерей Григорий Сергеев был приговорен к восьми годам заключения. Батюшка отбывал наказание в Коми АССР, содержался в 7-м отдельном участке Локчимлага с 25 октября 1937 года, работал статистиком. В характеристике того времени он нем записано: «Исполнительный, хороший работник, аккуратен и точен. Дисциплинирован, взысканий не имеет». 11 февраля 1938 года отец Григорий направил прошение на имя Народного комиссара Внутренних дел СССР, в котором писал, что считает постановление тройки НКВД «необоснованным, т.к. в протоколе допроса, произведенного 9 октября, ни одного факта контрреволюционной деятельности не выявлено». Для пересмотра дело было передано из Москвы в Йошкар-Олу, туда, где и был составлен обвинительный приговор. Вполне естественно поэтому, что по итогам проверки 7 октября 1939 года решение Тройки от 11 октября 1937 года было признано правильным и прошение оставлено без последствий. Дальнейшая судьба протоиерея Григория Сергеева в настоящее время не известна.

Ю. Ерошкин