Поляков Хрисанф, священник

Священник Хрисанф Поляков

(1885–11.09.1918)

Священник Хрисанф Поляков с супругой

Хрисанф Иванович Поляков родился в 1885 году в Казани в семье бывшего бухгалтера Казанской городской управы Иоанна Полякова. После окончания 10 июня 1908 года Казанской Духовной семинарии, 15 августа того же года он был назначен псаломщиком Борисоглебской церкви города Казани, 31 октября 1912 года Высокопреосвященнейшим Иаковом (Пятницким), архиепископом Казанским и Свияжским, определен на священническое место к Петропавловскому храму села Ширданы Свияжского уезда Казанской губернии, затем рукоположен во диакона, а 25 ноября 1912-го — во священника. В клировых ведомостях указанных выше церквей записано, что поведения он был «отлично хорошего», «скромного».

В сентябре 1916 года священник Хрисанф Поляков был переведен в Царевококшайск, где служил в главном храме города – Воскресенском соборе. По прибытии он был определен наблюдателем церковно-приходских школ Царевококшайского уезда и 6 сентября принял дела от протоиерея Алексия Азановского, занимавшего эту должность ранее. 28 сентября того же года решением Казанской Духовной консистории отец Хрисанф был назначен представителем духовенства в уездном училищном совете, депутатом от духовного ведомства уездного земского собрания, с октября 1916-го занимал должность законоучителя Царевококшайского приходского женского училища.

Возложенные на него послушания батюшка исполнял добросовестно, пользовался уважением паствы, светских властей. В одном из сохранившихся писем того периода, обращенном к отцу Хрисанфу, читаем: «Ваша пастырская деятельность в Царевококшайском уезде и Ваше отношение, насколько мне кажется, к представителям земств в духе мира и любви обязывают меня как представителя земства… усерднейше просить Вас, добрый пастырь, не примете ли Вы на себя труд участия в местном комитете земского союза».

После революции октября 1917 года и принятия декрета об отделении Церкви от государства обстановка резко изменилась. В условиях открытого богоборчества отец Хрисанф продолжал служить Богу и ближнему, стремясь сохранить веру в душах прихожан. Такое истовое служение было не по нраву новым властям. И повод для расправы вскоре был найден.

7 августа 1918 года белочехи взяли Казань. К 10-му августа по Царевококшайску распространились слухи о приближении чехословаков. Исполком совета крестьянских и солдатских депутатов, отряд Красной армии самораспустились. 13 августа на собрании горожан, созванном бывшими членами городской думы, было принято решение о признании установленной в Казани власти с требованием восстановления Учредительного собрания. Городская дума организовала также отряд по охране города от всевозможных беспорядков и грабежей. Отношение ее представителей к советской власти было лояльным, репрессий в Царевококшайске не было. Данных о каком-либо активном участии отца Хрисанфа в этих событиях не обнаружено, хотя, вероятно, отношение его к происходившему в городе было лояльным.

Приверженцы советской власти направили своих представителей в Свияжск, в штаб Восточного фронта, с просьбой прислать в Царевококшайск войска для восстановления власти советов. Вскоре сюда прибыли 1-й революционный латышский полк, рабочий отряд из Нижнего Новгорода. При приближении регулярных войск Красной армии к Царевококшайску отряд самообороны был распущен. 28 августа в городе установилась советская власть, а события 13-27 августа были объявлены контрреволюционным мятежом.

Другим поводом к развертыванию красными репрессий стало то, что 10-11 сентября 1918 года в деревне Княжна (ныне — Данилово) Царевококшайского уезда произошло крестьянское волнение. Причиной его послужило сопротивление крестьян мобилизации в Красную армию вследствие нежелания участвовать в братоубийственной войне и идти, как говорилось на сельском сходе, в «Красную банду». 10 сентября в Княжну был послан красноармейский отряд. В результате столкновения, по-видимому, спровоцированного большевиками, были убиты четыре чекиста во главе с председателем царевококшайской ЧК С.П. Даниловым. Подавление волнения регулярными воинскими частями осуществлялось в соответствии с декретом СНК «О красном терроре» от 5 сентября 1918 года. Вскоре в Царевококшайске было вывешено объявление за подписью Яна Крастыня, председателя царевококшайской ЧК с октября 1918-го по июль 1919 года, в котором в частности говорилось: «10 сентября сего года в деревне Княжна белогвардейцы восстали против Советской власти. В этом восстании убили наших 4-х красноармейцев, за что с нашей стороны были расстреляны нами около 40 мятежников. Сообщу всем жителям в г. Царевококшайске и уезде, что в ответ на одного расстрелянного нашего товарища расстреляем сотни со стороны восстанников».

Среди сорока убиенных были и те, кто не имел к событиям в Княжне никакого отношения, но проживал в Царевококшайске и одноименном уезде, принадлежал к «чуждым» большевикам сословиям. Среди них оказался и иерей Хрисанф Поляков. Точная дата ареста батюшки не известна, но последнее обнаруженное упоминание о нем в метрической книге царевококшайского Воскресенского собора относится к 14/27 августа 1918 года. Следствие в отношении отца Хрисанфа было, по-видимому, формальным и практически не велось: согласно сохранившейся описи документов царевококшайской ЧК, составленной в связи с ее временной ликвидацией весной 1919 года, дело в отношении батюшки состояло из двух листов, находилось в производстве 5-7 сентября, обвинялся он в контрреволюционной деятельности. Само имя священнослужителя в этих документах искажено, он значится в них как «Иван Поляков», что также подтверждает «основательность» следственных действий. 11 сентября 1918 года, в день празднования Усекновения главы пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, иерей Хрисанф принял мученическую кончину, был расстрелян и по преданию похоронен в одной из утерянных братских могил, ныне расположенной на территории города Йошкар-Олы.

Ю. Ерошкин

Фото из архива семьи Поляковых.