Преображенский Ксенофонт, протоиерей

Протоиерей Ксенофонт Преображенский

(1842–…)

Протоиерей Ксенофонт Преображенский

Ксенофонт Васильевич Преображенский родился в 1842 году в селе Морки Царевококшайского уезда Казанской губернии в семье священника Василия Преображенского. После окончания 15 июня 1864 года по второму разряду Казанской Духовной семинарии 25 сентября 1866 года преосвященным Гурием (Карповым), епископом Чебоксарским, викарием Казанской епархии, он был рукоположен во священника и получил назначение в Воскресенский собор — главный храм Царевококшайска и одноименного уезда. Помимо священнического служения с 18 октября 1866 года отец Ксенофонт нес послушание законоучителя Вараксинского земского училища, располагавшегося в 1,5 километрах от города, в деревне Вараксино, входившей в приход собора. Большим подспорьем в трудах батюшки на просветительской ниве было знание им марийского языка.

27 июня 1867 года священник Ксенофонт Преображенский был переведен в Спасскую церковь села Цибикнур с обязательством немедленно приступить к обновлению храма. Данная церковь являлась древнейшим сельским каменным храмом на луговой стороне Марийского края, была построена в 1765 году купцом И.А. Пчелиным и во второй половине XIX века, конечно же, требовала ремонта и расширения. Для сбора средств на это благое дело было создано приходское попечительство, собравшее 2070 рублей. Большей частью эту сумму составили деньги, пожертвованные прихожанами, часть средств поступила от духовенства и верующих соседних сел. Ремонт церкви начался по указу Казанской Духовной консистории от 1 марта 1868 года и продолжался около двух лет. 14 ноября 1869 года инспектор Казанской губернской управы Загоскин в акте о приемке здания цибикнурского храма писал: «Все исправления у церкви и равно полы устроены прочно и правильно с употреблением материала надлежащего качества. При моем освидетельствовании могу заключить, что исправления произведены в церкви … добросовестно». За понесенные труды всем членам приходского попечительства было объявлено архипастырское благословение через публикацию в «Известиях по Казанской епархии». Особым образом отметили заслуги священника Ксенофонта Преображенского, являвшегося председателем попечительства со 2 декабря 1867 года по благословению архиепископа Казанского Антония (Амфитеатрова): 24 ноября 1871 года за отличную и усердную деятельность по возобновлению Спасской церкви батюшке была объявлена благодарность епархиального начальства.

Не оставлял отец Ксенофонт и просветительских трудов. К моменту поставления его на цибикнурский приход в селе уже около 10 лет существовало церковно-приходское училище. Однако дефицит квалифицированных педагогических кадров давал о себе знать, и батюшка был назначен в училище не только законоучителем (с 21 сентября 1867 года), как это обычно бывало со священнослужителями, но и учителем (на основании постановления Царевококшайского уездного училищного совета от 5 сентября 1867 года).

18 октября 1871 года священник Ксенофонт Преображенский был переведен в Предтеченскую церковь села Акашево. Однако в ходе последующей переписки благочинных церковных округов с правящим архиереем данное решение отменили, а 30 октября 1871 года последовал указ о назначении отца Ксенофонта в церковь Казанской иконы Божией Матери села Шиньша, где батюшка прослужил до 1877 года, нес послушание законоучителя и учителя сельского училища. Последующий период его пастырских трудов связан с Богоявленской церковью села Морки, куда отец Ксенофонт был переведен 30 апреля 1877 года после кончины местного священника Василия Преображенского. Данное село было довольно крупным (например, в 1904 году к приходу относилось 13 окрестных деревень, общее число прихожан вместе с моркинскими верующими составляло 8630 человек), а в церковном отношении являлось центром 2-го благочиннического округа Царевококшайского уезда.

В последующие годы батюшка занимал ответственные церковные и общественные должности: в 1878–1884 годах нес послушание помощника благочинного, в 1874–1884-м и в 1910–1914 годах — духовника 2-го благочиннического округа Царевококшайского уезда, с 14 июня 1884-го по 12 октября 1910 года — благочинного, в 1895–1905 годах являлся депутатом от духовенства на уездных земских собраниях. Не оставлял отец Ксенофонт и педагогической деятельности, был заведующим и законоучителем Старо-Заводской церковно-приходской школы, Тыгды-Моркинской школы грамоты, Моркинского двухклассного училища, Варангушской школы Братства святителя Гурия, законоучителем и учителем училищ в Морках и Кинере, попечителем Моркинского мужского училища, а в 1913 году был избран попечителем Мазиковского земского начального училища. Деятельность батюшки в области народного просвещения приносила плоды. Например, в Старо-Заводской школе в 1909–1910 учебном году было проведено 10 религиозно-нравственных чтений, на каждом из которых, помимо учащихся, присутствовало по 10–15 человек. По словам очевидца, благотворное влияние школы выражалось и в том, «что учащиеся, а также и окончившие курс, держали себя сравнительно с не учащимися лучше, степеннее и почтительнее к старшим, при встрече с ними снимали шапки и кланялись, а при встрече со священником считали долгом подойти под благословение; делались любознательнее, любили читать из библиотеки для внеклассного чтения духовно-нравственные, исторические и другие сочинения».

После кончины священника Василия Преображенского, родителя отца Ксенофонта, служившего до него в Морках, на батюшку, как старшего члена семьи, пали заботы о младших братьях и сестрах. Эти труды он безропотно взял на себя и свято исполнял их, хотя, имея скудные доходы, должен был содержать и своих детей. Любовь отца Ксенофонта к вверенной ему пастве послужила тому, что когда в 1889 году указом Казанской Духовной консистории батюшка получил назначение в Воскресенский собор Царевококшайска, он отказался от более богатого прихода и был оставлен на прежнем месте, в родном селе. Отец Ксенофонт был известен как проповедник и миссионер, большой знаток духовной литературы. Например, в клировой ведомости моркинской церкви за 1895 год о нем говорится: «Сказано 8 проповедей на русском языке, 3 — на черемисском языке. Кроме того, весьма часто поучает из печатных книг».

Протоиерей Ксенофонт Преображенский пользовался глубоким уважением паствы, духовенства вверенного ему округа, благорасположением епархиального начальства. В полной мере это проявилось во время торжеств в связи с 35-летием его пастырского служения и 17-летием службы в должности благочинного 2-го округа Царевококшайского уезда, в которых приняли участие 12 иереев. Обращаясь к отцу Ксенофонту, священник церкви преподобного Иоанна Многострадального села Семи-Сола Лазарь Ложкин говорил: «Первое и самое могучее средство, которым вы снискали себе любовь и уважение … это глубокая религиозность ваша, которою проникнуты все ваши поступки, одним словом, все существо ваше; 2-е — ваша всегдашняя внимательность и отзывчивость к нуждам паствы и подведомого вам духовенства; 3-е — замечательное самообладание в обращении с подчиненными, простота и сердечность — вообще со всеми.

Своею религиозностью, своим благоговейным служением в храме Божием, своим всегдашним старанием и заботливостью о благолепии храма и богослужении, сверх всего своею сердечностью в обращении со всеми, вы привлекли любовь и расположение не к себе только, но и к самому храму, в котором служите. И вот среди прихожан ваших, и знакомых ваших, — не только ближних, но и дальних, — явилось не мало христолюбцев, которые усердно и нескудно жертвуют на нужды храма вашего; и храм ваш, благодаря этому, год от году все более и более благоукрашается, так что в настоящее время он, можно сказать, достиг уже полного благолепия во всех отношениях. …Любовь к вам духовенства есть следствие вашей всегдашней внимательности к нему, всегдашней готовности помочь всем и каждому советом, наставлением и, где нужно, ходатайством и заступлением. Никто из имеющих в вас нужду не уходил от вас неудовлетворенным, в случае же возникновения каких-либо несогласий и неприязненных отношений между членами причтов, или между ними и их прихожанами, вы всегда старались враждующих примирить между собою мерами вразумления».

Пожертвования на нужды Богоявленского храма села Морки действительно были не редки. К примеру, в 1901 году пожелавшая остаться неизвестной особа прислала 1000 рублей на приобретение колокола, а также священнические и диаконские облачения. Другая благотворительница пожертвовала в храм плащаницу стоимостью около 100 рублей.

Труды отца Ксенофонта на ниве Христовой получили высокую оценку священноначалия. Он был награжден набедренником (1875), скуфьей (1881), камилавкой (1886), наперсным крестом (1892), за усердную службу по духовному ведомству возведен в сан протоиерея (1897). В 1901 году по случаю 35-летия службы в сане священника батюшка получил наперсный крест с украшениями, поднесенный духовенством благочиния по благословению правящего архиерея. В тот же день прихожане моркинского храма подарили юбиляру Казанскую икону Божией Матери в сребропозлащенной ризе, а учащиеся мужского и женского моркинских училищ — канонник.

Отец Ксенофонт был отмечен и государственными наградами — орденом святой Анны 3 (1892) и 2 (1902) степеней, святого Владимира 4 степени (1908), медалями в память Императора Александра III, в честь 25-летия церковных школ, 300-летия Дома Романовых. 28 мая 1909 года, в связи с 25-летием служения в должности благочинного, батюшка получил в дар образ Спасителя в сребропозлащенной ризе. Но эти награды и почести не прельстили отца Ксенофонта. И хотя 19 сентября 1914 года он был переведен за штат в связи с возрастом (батюшке было тогда уже 72 года), протоиерей Ксенофонт продолжал неустанно трудиться на пользу Бога и ближних, совершал богослужения и требы. Последнее из обнаруженных к настоящему моменту упоминаний о служении батюшки в Богоявленском храме села Морки относится к 26 апреля 1918 года. Точная дата кончины протоиерея Ксенофонта Преображенского к настоящему времени не известна. 

Ю. Ерошкин

Фото из архива семьи Преображенских.

В сокращенном виде опубликовано в книге

«История Марийского края в лицах. XIV – начало XX веков». Йошкар Ола,2012.