Зыкова Магдалина, схимонахиня

Схимонахиня Магдалина (Зыкова)

(…–31.10/13.11.1910)

Схимонахиня Магдалина (Зыкова)

«За что мы любили Любоньку?» Так называется небольшая книжечка, изданная в 1911 году в Вятке и посвященная одной из самых известных подвижниц благочестия земли оршанской схимонахине Магдалине (Зыковой). Составители ее так отвечают на поставленный в заглавии вопрос: «За то любили, что помогала нести тяготы нашей жизни. Для многих была якорем, тихой пристанью в житейском море, особенно бурном в нынешний век».

Родилась схимонахиня Магдалина в деревне Клименки (Суханово) Котельничского уезда Вятской губернии в семье крестьян Михаила и Параскевы Зыковых и была крещена с именем Любовь. Мать Любушки скончалась вскоре после родов, а отец – когда девочке исполнилось полтора года. Воспитывалась будущая подвижница у деда по материнской линии, а нянчился с нею дядя, который очень ее любил. Но однажды случилось несчастье: вернулся дядя домой навеселе, стащил сонную девочку с полатей, захотев поздороваться. С испугу у Любушки отнялись руки и ноги, без движения пролежала она целый год, а затем до самой кончины ходила с костылем. Не раз, и не два попадала впоследствии Любовь Зыкова в опасные ситуации, но Господь сохранил ее жизнь. Однажды, будучи в поле, очутилась Любонька под бороной, на которой сидела во время работы, но к счастью близко оказался пенек. Борона зацепилась за него, приподнялась, и девочка осталась невредима.

Несмотря на немощи, Любушка участвовала в хозяйственных работах. Жать и косить ей приходилось, сидя на земле, провожала на выпас и гнала корову домой она, расположившись у нее на спине. Во время обеда припрячет кусочек хлеба, а когда пойдет в лес за коровой, подманит ее хлебом к пеньку и с него оседлает. Из домашних работ довелось Любушке шить, прясть, ткать, нянчиться с детьми. После кончины дяди тетка ее не баловала. Однажды зимней ночью, на что-то рассердившись, выгнала босую девочку на мороз. Любонька выпросила у соседей кудели да тряпок и сшила себе обувь. Приходилось ей и милостыню собирать.

Однажды приехала к ним из соседнего села просфорня и стала звать Любушку в гости. Поехала она, да так и осталась на новом месте, а затем взяли ее к местному священнику нянчиться с детьми. Жилось Любоньке здесь хорошо, была она услужливой, ласковой. После переезда батюшки в Шулку, няньку-сироту взяли с собой, и после того как супруга священника стала прихварывать, пришлось Любушке управлять всем хозяйством.

После кончины священника и его матушки увез Любоньку в деревню Солонер, расположенную неподалеку от Шулки, один богатый крестьянин прясть шерсть, к чему она имела способности. А затем ернурский старшина Фурзиков пригласил ее как белошвейку шить приданое дочерям. Здесь Любушка еще более прославилась своим рукоделием, ее приглашали шить даже в Казанскую губернию. За ценой она никогда не гналась: накормят, напоят, предоставят кров и ладно. В Ернуре (ныне — Великополье) при помощи Фурзикова поставила Любовь Михайловна келию, занималась огородом, калачи на продажу пекла, несла послушание просфорни в местном Богоявленском храме. Приблизительно в это время она была пострижена в великую схиму с именем Магдалина в честь равноапостольной Марии Магдалины. Полюбил матушку народ и стал к ней за советом и утешением ходить. Но одновременно начались скорби, наветы, дело могло дойти до суда, и решила мать Магдалина уехать из Ернура. Поначалу она намеревалась перебраться в Кучку, но Богу было угодно устроить ее в Оршанке.

На новом месте матушка поселилась в 60-летнем возрасте. Поначалу она проживала рядом с церковью, на огороде у заштатного волостного писаря Николая Ивановича Громова, куда переехала вместе со своей кельей, а затем перебралась на другую сторону от храма. Крестьянин Павел Абрамович Васенин подарил ей участок земли, где она устроила маленький садик и огород, служивший ей главной доходной статьей. Особенным вкусом отличалась капуста, потому на семена был большой спрос.

Многие верующие почитали матушку, шли к ней за помощью. Об этом писали даже губернские «Казанские вести»: «Попадет ли кто в беду или не знает, как выйти из нее, постигнет ли кого болезнь — все идут к Любушке и получают совет, как и что им делать». Благодатные дары мать Магдалина стяжала глубокой верой, пламенной молитвой. Людей привлекали ее живой, ясный ум, простое детское сердце, житейская опытность, начитанность. Грамоте выучилась она довольно поздно — около сорока лет, но перечитала немало духовной литературы. Всегда и всем напоминала матушка, что за врагов надо молиться, обиды прощать, скорби переносить терпеливо. «Без терпения нет и спасения», — говорила она.

Причащалась мать Магдалина часто. Когда могла, сама ходила в церковь, а не стало сил, ездила в особой тележке, а по ступеням поднимали ее на руках. В храме стоял стульчик, на котором она сидела и слушала службу. В последние годы жизни, когда матушка по недостатку сил не могла выслушивать всю Литургию в церкви, причащалась она у себя в келии.

Мать Магдалина очень любила благолепие в храме. И ее трудовые деньги, и пожертвования почитателей ее шли на благоустройство церквей. Во время приезда вятских архиереев духовенство представляло матушку как благотворительницу, и она всегда удостаивалась просфоры и ласковой беседы. Особенная дружба у нее была с казанским архиепископом Антонием (Амфитеатровым). Гостила матушка у Владыки не раз, в последний визит получила в подарок Почаевскую икону Божией Матери. Образ этот мать Магдалина почитала сама и своим посетителям советовала искать руководства у Царицы Небесной. В 1880 году матушка пожертвовала Почаевскую икону в Мироносицкую пустынь, в связи с чем из Оршанки в обитель состоялся крестный ход. А образ, подаренный владыкой Антонием, оставался с нею до самой кончины.

По воспоминаниям современников, схимонахиня Магдалина обладала даром прозорливости. Однажды мучимый тоской и душевной пустотой пришел к ней революционер, да не один, а с приятелем. Сначала спросил, ехать ли ему в Вятку учиться. Она говорит: «Нынешнее учение больно народу много губит. А некоторые книжки надо бы вовсе сжечь». А затем, обращаясь к другу спрашивавшего, сказала: «А знал ли ты архиереюшка Никона? Уж как ругали-то его, ругали, да вот и убить надумали. Мне больно его жалко, все и плачу об нем». Оказалось, что у революционера действительно были запрещенные книжки, да и в подготовке нападения на архиерея во время его приезда в одно из сел Яранского уезда он принимал участие. Про книги посетитель сознался матушке сам, а про покушение на жизнь Владыки рассказал товарищу по квартире. Подобных примеров прозорливости матери Магдалины известно немало. Труды ее были поистине миссионерскими: обличала она и раскольников, язычников черемис старалась отклонить от празднования пятницы, побуждала ходить в церковь и поститься, давала им читать духовную литературу.

Было у матушки немало целебных трав, собирала она их в лесу и в поле, некоторые разводила в своем саду, способствуя тем самым не только духовному, но и телесному врачеванию людей. Могла дать дельный совет не только насчет огорода, но и когда лучше начинать сев озимых, яровых. Для многих стало привычным просить ее молитвенного ходатайства перед началом полевых работ, да и при разведении скота не обходилось без матушкиного участия: не плодится, прихворнет, потеряется скотина или птица домашняя — по ее молитвам все наладится. Некоторые из приезжих торговцев во время местной ярмарки любили приглашать мать Магдалину за свой прилавок, веря в ее молитвенное предстательство пред Богом. Потому и носила она все дареное, из своих денег на себя грошика не любила держать. Питалась тоже больше подаянием: кто чаю, кто сахару, кто хлебца принесет. Только молоко и яйца были свои, избыток их она также обращала в деньги, шедшие на добрые дела. На средства матушки, например, был приобретен стопудовый колокол для оршанского храма, который безбожники впоследствии разбили на куски для переплавки.

Года за четыре до кончины мать Магдалина испросила позволения выкопать у себя в саду, напротив алтаря, могилку. Каменщики выложили ее изнутри кирпичом, а сверху сделали свод. Гробик также был заранее готов: простой, деревянный, некрашеный стоял на подловке. Последние годы жизни матушка часто хворала, а за два дня перед кончиной слегла, но до самой смерти была в сознании. И только тут открылось, что она пострижена в великую схиму. Скончалась мать Магдалина 31 октября (13 ноября) 1910 года под колокольный звон при встрече икон из Вятки.

Место погребения схимонахини Магдалины (Зыковой) было окружено всеобщим почитанием и до революции, и в советское время. В 1960-е годы власти отдали распоряжение сравнять могилу с землей, однако усилия, предпринятые, чтобы сорвать плиту, закрывающую гроб, оказались тщетны. Сегодня на могилку, как и прежде, идет народ, вновь теплится здесь неугасимая лампада. 13 ноября 2009 года, в день памяти схимонахини Магдалины, в Предтеченском храме поселка Оршанка впервые после долгих лет была отслужена по ней заупокойная Литургия.

Книга «За что мы любили Любоньку?», изданная в 1911 году, заканчивается фразой: «Мир праху твоему, Божия старушка, и вечная тебе память! Помолимся мы о тебе здесь, а ты не забудь нас пред Престолом Всевышнего». Прекрасные и точные слова.

Ю. Ерошкин

 

Источники и литература: ГА РМЭ. Ф.80. Оп.1. Д.96; За что мы любили Любоньку? Вятка,1911; Кропинов Н. Любушка-голубушка. //«Мироносицкий вестник». 2009. №11.