Преподобный Матфей (Швецов)

Преподобный Матфей (Швецов)

(23.05/4.06.1855—29.05.1927)

Преподобный Матфей (Швецов)

Вот уже более 80 лет верующие Марийского края, других регионов России почитают преподобного Матфея (Швецова) как народного заступника, скорого ходатая ко Господу. Еще до Великой Отечественной войны было составлено «Жизнеописание иеромонаха Яранско-Пророчицкого монастыря отца Матфея», ставшее памятником духовной культуры советского времени. Произведение это повествует о подвижнической жизни и чудесах батюшки, окормлении им верующих.

Митрофан Швецов родился 23 мая/4 июня 1855 года в городе Вятке в семье Космы Феодоровича и Надежды Варфоломеевны Швецовых. 29 мая/10 июня новорожденного окрестили в Спасо-Хлыновской церкви и нарекли Митрофаном, что значит «матерью явленный» (греч.) во имя святителя IV века Митрофана, патриарха Константинопольского. По переписи жителей Вятки Швецовы жили в собственном доме на Монастырской набережной (ныне — улица Горбачева), Косма Феодорович работал мастером цеха башмачников, Надежда Варфоломеевна — мастерицей хлебного цеха. Семья была верующей, по воскресеньям и в праздничные дни все вместе ходили в Божий храм, мать и отец любили подолгу молиться дома и с раннего возраста приучали к этому детей. Все свободное время маленький Митрофан проводил в церкви, как говорил позднее, ходил «в гости к Богу».

После кончины отца Митрофан Швецов устроился приказчиком к известному вятскому купцу Столбову, у которого проработал восемнадцать лет. Его кротость, смирение, тихий нрав, верность очень нравились хозяину, и через некоторое время он назначил юношу старшим приказчиком — основным доверенным лицом во всей торговле. При поддержке Столбова Митрофан Кузьмич завел свое небольшое дело. При этом был он глубоко верующим человеком, вел аскетический образ жизни, все чаще посещали его мысли об иноческом житии.

В то время в Вятке проживал иеросхимонах Стефан (Куртеев), вокруг которого собрались ученики, ищущие спасения души. Он испросил у тогдашнего вятского архиепископа Аполлоса (Беляева) благословение на устроение скита в семи километрах от города, в местечке Филейка. В ноябре 1889 года было получено благословение Святейшего Синода на преобразование скита в монастырь во имя святого благоверного князя Александра Невского. Митрофан Швецов обрел в отце Стефане истинного руководителя ко спасению души, желал вступить в состав братии, но долгое время не мог исполнить своего намерения. «Научись сердечной умной молитве, рассудительности, покорности воле Божией, — советовал ему отец Стефан, — не принимай свое «я» за призыв Божий. Молись, смиряйся, и Господь подскажет, как поступить». Митрофан послушался старца. Памятуя слова наставника: «Без смирения нет терпения, а без них нет монаха», — не торопил событий, очищая душу от себялюбия и чувственности.

15 (28) августа 1890 года, в день празднования Успения Божией Матери, иеросхимонах Стефан (Куртеев) скончался. 24 июня 1891 года определением Вятской Духовной консистории М.К. Швецов был принят послушником в число братии Александро-Невского монастыря, 15 (28) августа того же года пострижен в монашество с наречением имени в честь Киево-Печерского преподобного Матфея Прозорливого (ХI в.), 17 ноября рукоположен во иеродиакона, а 5 апреля 1897-го — во иеромонаха. Более восьми лет подвизался отец Матфей в Александро-Невском монастыре, проявлял смирение, послушание и ревность к славе Божией. Много времени уделял он изучению святоотеческих творений, стремился познать книжную мудрость русского ученого монашества. Уже тогда отец Матфей сподобился стяжать благодатный дар прозорливости, который обильно проявился в дальнейшем.

В 1899 году в десяти километрах от Яранска, в имении купчихи А.Д. Беляевой, был заложен монастырь в честь ее небесной покровительницы Анны пророчицы. Строителем его назначили иеромонаха Нила, впоследствии игумена, а в помощь ему был прислан из Филейского монастыря отец Матфей. В первые годы строительства обители батюшке приходилось вести почти всю службу, исполнять требы, выполнять келейнические обязанности у больного настоятеля: топить печи, готовить пищу, стирать белье. 12 февраля 1902 года иеромонах Матфей был утвержден благочинным и духовником Анна-Пророчицкой обители. 29 сентября того же года Вятская Духовная консистория назначила настоятелем монастыря игумена Геннадия, постриженного в монашество в Филейской Александро-Невской обители. Новый настоятель, хорошо зная по совместному иноческому житию отца Матфея и учитывая его прежнее мирское занятие, благословил его исполнять и должность казначея. Свои послушания батюшка нес с терпением и смирением, помня завет старца Стефана: «Терпением только можно достигнуть мира духовного, войти в пристанище вечного упокоения». Каждое лето он стремился побывать на могилке отца Стефана в Филейской обители, где черпал силы для многотрудного иноческого служения и, возвращаясь, выглядел обычно духовно окрепшим и радостным.

Знавшие отца Матфея в яранский период его жизни вспоминают, что это был благообразный старец, роста ниже среднего. Он тяготел к уединению, был молчалив, ходил, опустив голову, погруженный в молитву. Пустых разговоров не вел, избегал шуток и смеха, праздного времяпрепровождения. Любопытство считал одним из самых тяжких грехов. Обстановка его келии отличалась строгой простотой. В переднем углу стояли большое распятие, несколько икон с лампадою, да аналой с Евангелием. Одежду батюшка носил скромную, порой залатанную. На деревянной кровати лежали холщовый, набитый соломой тюфяк и такая же подушка. Для приема гостей имелось несколько стульев.

Повседневная жизнь отца Матфея начиналась с келейного молитвенного правила. Вставал он очень рано, одним из первых среди братии. Затем шел в храм и служил, чаще – один. Пение любил негромкое, молитвенное, простое, освещение храма полутемное. От торжественных богослужений, соборных служений и поздних литургий старался уклониться. Избегал ходить и на общую трапезу, в употреблении пищи соблюдал крайнее воздержание. Согласно данному ему послушанию духовника, отец Матфей окормлял братию Анна-Пророчицкого монастыря. Особенно внимателен и отечески попечителен он был к новым послушникам и к новоначальным монахам. Цель духовного руководства батюшки сводилась к тому, чтобы указать каждой душе путь ко спасению во Христе. Благодаря своему высокому монашескому житию, отец Матфей преисполнился величайшего дара благодати — христианской любви, а ее следствием явились в нем и другие обильные дары: духовное рассуждение, прозорливость, исцеление духовных и телесных недугов.

Служение старца Матфея не ограничивалась монастырем. Молва о его подвижничестве проникла во многие города и веси Вятской, Казанской и Нижегородской губерний. Старец же сторонился славы людской, считая, что она мешает приобрести добродетели, необходимые для достижения Царствия Небесного. Поэтому он неохотно принимал посетителей, отсылая их к настоятелю. И только самых терпеливых удостаивал беседы, давал наставления соответственно их духовным нуждам, личному характеру и склонностям. Уходили от него обычно утешенными и с облегченным сердцем.

Молитвенное предстательство отца Матфея пред Богом было явлено верующим уже в дореволюционное время. Одна из прихожанок рассказала следующую историю: «Мой отец пошел на Первую мировую войну. Перед этим он пришел за благословением к отцу Матфею в Пророчицкий монастырь. Батюшка Матфей его благословил иконой святителя Николая. И так случилось, что когда войска отступали, то им пришлось переплывать через реку, а моста не было. Отец же совсем не умел плавать. Он положил икону святителя Николая на грудь, перекрестился, призвал в помощь Николая Чудотворца и отца Матфея, и пошел по дну. Он перешел всю реку по дну, и не утонул».

После революции октября 1917 года к власти пришли люди, которых одно упоминание о Церкви бросало в дрожь. В 1918-м Анна-Пророчицкий монастырь был упразднен, его имущество национализировано, насельники разошлись по городам и весям. Отец Матфей одно время находил приют в селе Большая Рудка Шарангской волости Яранского уезда (ныне — Нижегородская область), а последнее земное пристанище обрел в деревне Ершово Беляевской волости, располагавшейся в одной версте от бывшей монастырской пасеки. Местные жители, глубоко чтившие отца Матфея за его богоугодную жизнь, построили ему на своей земле небольшую келью-избушку, где он, прожив более восьми лет, окончил свой земной подвиг. На богослужения старец ходил в соседнее село Беляево, в построенную в 1893 году церковь в честь святителя и чудотворца Николая, сохранившуюся и поныне. Обычно он становился у печки и никем не замеченный простаивал целые службы, вознося свои молитвы ко Господу.

Старец смиренно относился к гонениям от безбожной власти, которые считал Промыслом Божиим, ниспосланным свыше испытанием за грехи человеческие. Но не мог он остаться безучастным, когда под влиянием обновленцев часть духовенства отступила от Христа, от благодатных и спасительных таинств Церкви и ее законных иерархов. Люди, жаждавшие наставлений батюшки, в огромном количестве собирались у его дома, приходили к нему священнослужители, монашествующие и даже архиереи. В последние годы, несмотря на телесные немощи, старец старался принять всех, посещавших его. «Ну что ж, раз люди видят и получают пользу от моих советов, пусть идут, зачем же мне их гнать?» — говорил он.

Весной 1925 года отца Матфея посетил и Яранский епископ Нектарий (Трезвинский), назначенный на данную кафедру в декабре 1924 года указом Патриарха Тихона. В это время в Вятской епархии было немало обновленцев, которые прилагали все силы к захвату приходов, насаждению своих взглядов среди верующих. Вот и шел епископ Нектарий к батюшке за советом: что делать дальше, как спасти стадо Христово от волков, расхищающих его? Едва Владыка зашел в келью подвижника, отец Матфей тихонько пропел: «Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего». Пением тропаря святым мученикам батюшка окончательно убедил Владыку в мысли пострадать за правду ради Церкви и народа Божия. Епископа Нектария, который немало сделал для сохранения Православной веры в душах верующих Марийского края, 13 ноября 1925 года особым совещанием при коллегии ОГПУ приговорили к трем годам лагерей, а 8 сентября 1937 года расстреляли. В 1925 году по благословению отца Матфея в деревне Селиваново Коминского сельсовета Краснококшайского кантона МАО после закрытия Мироносицкого мужского монастыря поселился монах монах Кирилл (Грицко), также претерпевший впоследствии лагерное заключение и поныне почитаемый верующими Марийского края.

29 мая 1927 года, в среду, в день отдания праздника Пасхи, иеромонах Матфей (Швецов) скончался. Перед кончиной, словно кого-то увидев, он весь собрался, левая рука быстрее стала перебирать костяшки четок, а правой он истово стал креститься, устремив взор на икону Спасителя, и четко, совершенно не старческим, дребезжащим голосом, а молодым и звонким, тихонько, но ясно и отчетливо запел: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» Едва закончив пение, он совершил крестное знамение, и правая рука его так и осталась лежать на левом плече. Скорбная весть о кончине подвижника облетела близлежащие регионы, со всех концов Вятской и ближайших к ней областей пошел народ, чтобы поклониться любимому батюшке. Незадолго до кончины духовные дети спросили старца: «Отче, а где тебя схоронить: в селе Беляево или в городе Яранске, везти на лошадке или нести на руках, как благословишь?» Отец Матфей, чуть задумавшись, ответил кратко: «Не беспокойтесь об этом, как да на чем везти. Я ногами уйду в Яранск. А схоронить меня в ограде благотворителей купцов Беляевых. Много, ох много они потрудились для спасения своих душ, много сделали для Церкви Святой и для народа Божия».

Из деревни Ершово скорбная, многолюдная процессия двинулась к месту вечного упокоения старца в Яранск. В каждой веси по пути следования делались остановки для служения панихид, местные жители встречали процессию далеко за околицей, присоединялись к ней. В среду, 19 мая (1 июня), в день отдания праздника Пасхи, скорбное шествие прибыло к храму закрытого ранее Анна-Пророчицкого монастыря, где при огромном стечении народа совершили заупокойную Литургию, а затем – чин отпевания. После этого гроб с крестом, хоругвями и зажженными свечами обнесли вокруг храма, и многотысячная процессия двинулась в Яранск. Ударом большого колокола на колокольне Троицкого собора встретил город печальное шествие. Гроб внесли в собор, где отслужили панихиду, а затем направились на городское кладбище. Здесь, в кладбищенской Вознесенской церкви, была совершена последняя панихида, после чего гроб с телом отца Матфея перенесли к могиле и по завершении заупокойной литии опустили в нее.

Отец Матфей, подобно преподобному Серафиму Саровскому, часто говаривал: «Придите ко мне на могилку, излейте свое горе, расскажите, как живому, все ваши беды и печали, и если я буду иметь дерзновение у Господа, то не оставлю вас без утешения». Эти слова блаженного старца многие помнили и сохраняли в своих сердцах. Сразу после кончины праведника на могиле его начались многочисленные исцеления. Видя это, православная община Успенского храма города Яранска поставила здесь надгробие. Тогда же было определено ежегодно в день кончины батюшки — 16 (29) мая — проводить на кладбище торжественное моление. Весной 1936 года в Яранск прибыл новый епископ Вячеслав (Шкурко), который приложил немало сил для увековечения памяти подвижника. По его велению могила старца была благоустроена, размножены фотографии отца Матфея, которые распространялись среди верующих. Вероятно, тогда же была составлена первая редакция жизнеописания батюшки, разошедшаяся во множестве рукописных списков.

Особенно явной была помощь иеромонаха Матфея в годы Великой Отечественной войны. К месту упокоения народного заступника шли солдатки, чьи мужья сражались на фронте, вдовы, родители, у которых дети сгинули в тюрьмах и лагерях, раненые и больные — словом, все кто нуждался в утешении и исцелении от духовных и телесных недугов. Однажды одна семья осталась без средств к существованию. И отчаявшаяся мать, на руках которой было несколько детей, придя на могилку старца, стала молиться, говоря: «Отец Матфей, помоги! Умираем с голоду, сама и дети мои. Спаси от смерти. Помоги удержаться от воровства». После напряженной молитвы женщина как бы впала в забытье, но видит, как между деревьев идет старец, а за плечами у него большой рюкзак. Подошел к ней, отдал поклажу и говорит: «Питайся сама и питай деток». От радости и неожиданности она не спросила его имени. А когда пришла в себя, то, сколько его ни искала, старца не было. Только после войны, увидев фотографию отца Матфея, она признала на ней того, кто спас ее семью от голода.

В годы застоя в дни памяти старца на кладбище не пускали, плотным оцеплением стояла милиция и дружинники, в 1975 году было принято специальное постановление яранского райисполкома, «запрещающее религиозные собрания у могилы Матфея». Но все безрезультатно: за несколько дней до торжеств в город все равно приезжали люди, ночевали по десять человек в доме, проникали на кладбище, кто как мог. Тогда власти решили вскрыть захоронение, изъять мощи старца, надеясь, что после этого к могиле ходить не будут. Одна из жительниц Яранска вспоминает, что пришла как-то под вечер на кладбище и видит: трое мужчин погребение разоряют. Выкопано было глубиной до колен, далее земля святотатцев не допускала. Они рубили топором, били ломом, но лишь огонь из недр земных выскакивал. И хотя затем могилу отца Матфея залили цементом, почитание праведника не прекратилось, приезжали сюда верующие из разных уголков страны, в том числе и из Марийского края.

В конце 1980-х годов почитание батюшки стало открытым. В 1991 году на кладбище был совершен чин освящения часовни над его могилой, 23 ноября 1997-го по благословению Святейшего Патриарха Алексия II архиепископом Вятским и Слободским Хрисанфом в сослужении архиепископа Костромского и Галичского Александра, епископов Йошкар-Олинского и Марийского Иоанна и Верейского Евгения при большом стечении верующих был совершен чин прославления иеромонаха Матфея (Швецова) в лике местночтимых святых Вятской епархии. Память подвижника празднуется 16 (29) мая, в день его кончины, и 8 (21) октября, в день празднования Собора Вятских святых.

21 августа 2015 года по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, после проведения археологических работ на месте погребения преподобного Матфея, были обретены мощи подвижника. После официального освидетельствования и экспертиз, подтвердивших их подлинность, мощи были перенесены в Троицкий храм города Яранска, где пребывают и поныне. 23 ноября здесь состоялась торжественная Божественная литургия, которую возглавил архиепископ Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн. Почтить память преподобного Матфея и приложиться к его многоцелебным мощам приехало не только духовенство, но и паломники из соседних регионов. Среди присутствовавших на богослужении было немало священнослужителей и мирян из Йошкар-Олинской и Марийской епархии.

Ю. Ерошкин

Использованы материалы книги

Преподобный Матфей, Яранский чудотворец. Яранск,2009.