ortho-hist-12.ru

Грицко Кирилл, монах

Судьбы насельников

Царевококшайской Мироносицкой пустыни в XX веке:

монах Кирилл (Грицко)

монах Кирилл (Грицко)

История монашеской жизни на территории Марийского края в XX веке содержит немало интересных страниц. Однако источники по данной теме представлены весьма скудно. Тем большее значение для исследователей имеют те немногие документы, которые хранятся в архивных учреждениях страны и республики, в том числе в Государственном архиве Республики Марий Эл. Использованы подобные данные и в предлагаемой вашему вниманию публикации.

После закрытия в советское время в Марийском крае монастырей многие из насельников их не оставили прежних мест проживания, стали духовными руководителями паствы в годы гонений за веру. Одним из таких подвижников был монах Мироносицкой пустыни Кирилл (в миру, Климентий Васильевич Грицко), который родился в 1883[1] году в деревне Блювиничи Турнянской волости Брест-Литовского уезда Гродненской губернии (ныне – Брестский район Брестской области Республики Беларусь) в семье крестьян Василия Ивановича и Екатерины Грицко[2]. После окончания сельского училища до 1915 года он проживал на родине, где пастушил в имении генерала Пашкова[3]. В связи с началом Первой мировой войны и приближением немецких войск семейство Грицко в составе самого Климентия Васильевича, а также брата его Григория Васильевича с семьей в августе 1915 года покинуло родные края и прибыло в Царевококшайск 2 октября 1915 года, а затем поселилось в деревне Малые Мазары Арбанской волости Царевококшайского уезда[4]. В апреле 1916 года Климентий Грицко был принят послушником в Мироносицкий монастырь[5], где поначалу нес послушание сторожа[6], а затем — гостинника. В клировой ведомости обители того времени о нем записано: «Поведения хорошего»[7].

До начала 1924 года К.В.Грицко проживал в Мироносицком монастыре. В 1921 году он был пострижен в монашество с именем Кирилл[8], в 1920-м нес послушание певчего[9], в 1922-м — гостинника[10]. После закрытия обители до 1925 года отец Кирилл занимал должность охранника церкви Владимирской иконы Божией Матери села Кузнецово Краснококшайского кантона[11], а затем по благословению иеромонаха Матфея (Швецова) — ныне прославленного Церковью преподобного Матфея Яранского, поселился в деревне Селиваново Коминского сельсовета Краснококшайского кантона МАО[12]. До 1929 года он жил в доме Феодора Герасимовича Плотникова[13] — глубоко верующего человека, известного своей благочестивой жизнью. В 1929 году Феодор Герасимович совместно с братом Иоанном Герасимовичем, который перед закрытием монастыря был председателем Мироносицкой религиозной общины, поставил для отца Кирилла домик, где была оборудована келья[14]. С 1930 года (по другим данным — с 1933-го) отец Кирилл в летнее время стал работать пастухом в местном колхозе[15].

Очевидцы вспоминают, что монах Кирилл вел молитвенную жизнь, в келье у него находилось множество икон, жития святых, другая духовная литература. «Как в монастыре жили, так и он жил, вино не пил, посты соблюдал. Он проповедовал, крестились у него тайно, люди его уважали, кормили его. Он был очень добрый, как ангел, для всех найдется у него доброе слово, с каждым поговорит, очень хороший человек был. Ему конфеты принесут, а он по деревне идет, и все конфеты детям раздаст, сам никогда их не ел. К нему из Ежова ходили, из города ходили», — вспоминают верующие[16]. Отец Кирилл пользовался уважением и любовью у духовенства, монашествующих Мироносицкого монастыря. В домике у него бывали бывшие настоятели обители архимандрит Варсонофий (Никитин) и игумен Сергий (Мытиков), иеромонах Владимир (Санчиров), служивший в церкви Старого Села Оршанского кантона, священник Лукиан Васенев из села Макманур того же района[17]. Все они впоследствии пострадали за веру Христову. Очевидцы вспоминают и о трудах отца Кирилла в качестве пастуха: «У нас места для пастбища были хорошие, он коров отпустит, сам усядется на корточки и читает Евангелие, за скотиной и не смотрит, а они напьются воды, наедятся и улягутся около него отдыхать, а он в это время целый день читал Евангелие и Псалтирь, он постоянно носил их с собой. Когда отца Кирилла забрали, то коровы, увидев, что их другой пастух пасет, завыли, замычали. Коров он пас без плетки, никогда их не ругал, со скотиной был очень ласковый, и скотина к нему хорошо относилась»[18].

Благочестивая жизнь отца Кирилла, его известность среди верующих вызывали неудовольствие атеистически настроенных властей. 9 мая 1932 года он был арестован и провел в заключении 2 месяца (по другим данным был освобожден позже, 14 сентября 1932 года)[19]. 25 декабря 1935 года последовал новый арест. Обвинение предъявлялось по статье 58-10, ч.1 УК РСФСР (антисоветская и антиколхозная агитация) и было сформулировано на основе показаний лжесвидетелей и справки сельсовета, в которой ложно утверждалось, что хозяйственно-политические кампании в деревне Селиваново благодаря агитации Грицко проходят медленно, а в некоторых случаях и срываются[20].

На трех допросах (26 декабря 1935-го, 8 и 28 января 1936 года) и трех очных ставках (6 января, 5 и 10 февраля 1936 года) монах Кирилл своей вины не признал, показав, например, на втором допросе: «Разговоров на темы против колхоза, политики соввласти я не вел». 3 марта 1936 года он был освобожден в связи с недоказанностью обвинения под подписку о невыезде из пределов Йошкар-Олинского района МАО[21].

В последующие годы отец Кирилл по-прежнему проживал в деревне Селиваново, работал пастухом в местном колхозе «Память Ленина». Духовно он окормлялся у игумена Сергия (Мытикова), с которым был близко знаком как по Мироносицкому монастырю, так и как прихожанин Входо-Иерусалимской церкви Краснококшайска, в которой отец Сергий служил в 1926-1928 годах. В свою очередь, монах Кирилл помогал престарелому и немощному отцу-игумену в покупке продуктов[22].

1 сентября 1945 года последовал новый арест отца Кирилла по ложному обвинению в антисоветской деятельности, распространении слухов о скорой гибели советской власти в ходе Великой Отечественной войны, участии в контрреволюционной антисоветской организации (статьи 58-10, ч.2 и 58-11 УК РСФСР)[23]. 13 декабря 1945 года Судебная коллегия Верховного суда МАССР приговорила монаха Кирилла (Грицко) к 10 годам заключения. Конечно, никаких политических мотивов для его ареста не было, он пострадал за веру Христову. «Отец Кирилл никогда не шел против власти, говорил, что власти надо подчиняться. Он добрый наставник, его можно всем слушать. Его арестовали за то, что он был верующим человеком, что все время молился», — свидетельствуют верующие.[24].

Отец Кирилл провел в заключении около 10 лет и после отбытия наказания вернулся на прежнее место жительства, в Селиваново. Здоровье его было подорвано, но дух был по-прежнему бодр, не оставлял он своих исповеднических трудов. Верующие вспоминают: «После войны его забрали, потом выпустили через 10 лет, и он еще два года жил и потом умер. К нему за советом многие ходили, он плохого ничего не говорил, он говорил, как нужно жить и спасаться»[25]. Скончался монах Кирилл (Грицко) 24 марта 1957 года и был похоронен на кладбище села Кузнецово Медведевского района МАССР. Могила его почитаема верующими и поныне. 

Ю. Ерошкин

Опубликовано в журнале

«Марийский архивный ежегодник»-2012. С.127—130.

 



[1] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4700. Л.41. В следственном деле 1945 года в отношении монаха Кирилла (Грицко) в качестве даты его рождения в различных документах указываются также 1873,1875 и 1880 годы.

[2] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.125,125об.

[3] Там же. Л.132.

[4] ГА РМЭ. Ф.124. Оп.1. Д.23. Л.229; Д.11. Л.88об. Семью Григория Васильевича Грицко, брата монаха Кирилла, составляли супруга Пелагея Васильевна, сыновья Игнатий и Иоанн.

[5] ГА РМЭ. Ф.124. Оп.1. Д.12. Л.46.

[6] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.132.

[7] НАРТ. Р.1172. Оп.3. Д.3. Лл.11об-12.

[8] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.132.

[9] ГА РМЭ. Р.20. Оп.1. Д.409. Л.178об.

[10] ГА РМЭ. Р.111. Оп.1. Д.198. Л.14.

[11] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.132.

[12] Воспоминания о монахе Кирилле (Грицко) / Архив Комиссии по канонизации святых Йошкар-Олинского епархиального управления.

[13] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.132об.

[14] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4700. Л.42.

[15] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.132; Д.4700. Л.38.

[16] Воспоминания о монахе Кирилле (Грицко).

[17] Там же.

[18] Там же.

[19] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4700. Л.41об; Д.П-4295. Т.2. Л.125.

[20] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4700. Лл.33,37,40.

[21] Там же. Лл.16,42,42об,43,44,75.

[22] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Л.135. Об игумене Сергии (Мытикове) см. подробнее: Игумен Сергий (Мытиков): материалы к биографии // «Марийский архивный ежегодник»-2004. С.181-186.

[23] Архив УФСБ по РМЭ. Д.П-4295. Т.2. Лл.122-123об,125,126.

[24] Воспоминания о монахе Кирилле (Грицко).

[25] Там же.