Ильминский Николай

Николай Ильминский

(23.04.1822–9.01.1892)

Николай Ильминский

Николай Иванович Ильминский родился 23 апреля 1822 года в городе Пензе в семье священника Иоанна Ильминского. В 1836 году он окончил Пензенское Духовное училище, а в 1842-м с отличием — богословское отделение Пензенской Духовной семинарии, после чего был рекомендован для продолжения обучения в Казанской Духовной академии, куда и поступил в двадцатилетнем возрасте. Академический курс того времени делился на два отделения — низшее и высшее. Первое, в свою очередь, подразделялось на отделения историческое и математическое, на которое и записался Николай Иванович. Занимался он церковной историей, слушал лекции по естественным наукам, изучал французский, немецкий, арабский и татарский языки. Обладая недюжинными способностями, к концу курса, кроме выше названных, он знал классические языки и изучал еврейский. Занимаясь науками, Николай Ильминский обращал на себя внимание такими качествами, как скромность и благонравие. Это благородство, величие души, добросердечие и приветливость он сохранил до конца своей жизни.

В 1846 году, успешно окончив Академию, Н.И. Ильминский остался в ней преподавателем арабского и татарского языков. Уже в первые годы научной деятельности он активно участвовал в происходившем тогда обсуждении проблем миссионерства, работал над переводом Священного Писания на татарский язык. Не ограничиваясь кабинетной деятельностью, Николай Иванович стремился к изучению языков «из первых уст». По поручению архиепископа Казанского и Свияжского Григория (Постникова) он много ездил по селениям Казанской губернии и выносил из таких поездок как новое для своих филологических познаний, так и ценные сведения о религиозной ситуации на местах.

В 1851–1853 годах академическая и миссионерская деятельность Ильминского в Казани были прерваны научной командировкой на Восток. В Турции, Сирии, Палестине и Египте он углубленно изучал ислам и арабский язык. Вернувшись в Россию, Николай Иванович возобновил свои занятия с большей энергией. С 1854 года он преподавал восточные языки на миссионерском отделении Казанской Духовной академии, в 1858–1861-м служил переводчиком в Оренбургской пограничной комиссии, в 1861–1872-м работал преподавателем кафедры турецко-татарского языка Казанского университета. В ходе поездок по кряшено-татарским селениям его общительный характер, знание языка расположили к нему недоверчивых к чужакам кряшен. Из этого живого общения и родились идеи, сыгравшие важную роль в христианской жизни поволжских народов.

Осмысливая увиденное, Н.И. Ильминский пришел к убеждению, что «мышление народа и все его миросозерцание выражаются в родном языке и владеющий последним понимает миросозерцание народа, а сами татары лучше понимают и убеждаются доказательствами на родном языке, потому что вместе со словами они воспринимают и элементы мысли». С этого времени он стал проводить в жизнь идею о том, что инородцам нужна духовная и образовательная литература на их родном языке. Ильминский перевел на татарский язык книги Ветхого Завета, букварь с краткой Священной Историей, сокращенным катехизисом, нравоучениями и молитвами. Помощником Николая Ивановича стал Василий Тимофеев, крещеный татарин, искренне уверовавший в Евангелие и желавший помочь делу просвещения своего народа.

Осуществив переводы, Н.И. Ильминский принялся за организацию образования кряшено-татарского населения. Все началось с того, что на казанской квартире Василия Тимофеева жили три кряшенских мальчика из его родного села. Он обучал их молитвам на родном языке, читал с ними составленный Ильминским кряшенский букварь. В следующем году таких ребят набралось уже два десятка, а школа стараниями Николая Ивановича в 1863 году получила официальный статус. Главными предметами в ней были Закон Божий, Священная История и катехизис. В ходе преподавательской деятельности Ильминский еще раз убедился, что основанием и средством школьного образования должен быть родной язык, чтобы воспринимаемые учениками понятия — религиозные, нравственные и научные — сделались ясными и определенными для их ума и имели благотворное влияние на их сердце и нравственное чувство. Впоследствии, возвращаясь в свои селения, учащиеся своим видом, поведением, полученными знаниями проповедовали слово Божие, а Казанская кряшено-татарская школа стала образцом, по которому создавались подобные учебные заведения в других местах Казанской губернии и за ее пределами. В 1871 году она имела уже тридцать филиалов, а Николай Иванович фактически заведовал всеми школами, устраивая их на началах своей системы. В том же году Казанскую школу посетил государь император Александр Николаевич в сопровождении наследника цесаревича Александра Александровича и Великого князя Владимира Александровича. Труды Ильминского были признаны правильными.

Постепенно устраивая школу, Николай Иванович обращал особое внимание на ее воспитательное значение. Порядок здесь поддерживался общим религиозным воодушевлением, любовью к труду, умением держать детей в постоянном умственном и нравственном напряжении. Уроки продолжались с утра до вечера, воспитанники сами кололи дрова, топили печи, возили воду, мыли полы, убирали комнаты, ухаживали за больными товарищами. Николай Иванович считал, что религиозный человек должен быть таковым не в одних лишь мыслях и понятиях, не только на словах, но и на деле, в жизни. Школа не должна ограничиваться одним теоретическим учением, ей надобно воспитать человека, вырастить и укрепить его в добрых делах, в чувствах богобоязненных и честных. Добрая нравственность есть основание, на котором зиждется всякая специальность — научная, ремесленная, и пусть сначала образуется хороший человек, а потом он уже будет учиться и специальности.

Результаты применения методики обучения по системе Ильминского оказались настолько внушительными, что возникла идея распространить ее на народы, живущие в Карелии, Великом княжестве Финляндском и даже на Аляске. Эта система была узаконена царским правительством в Правилах от 26 марта 1870 года «О мерах к образованию населяющих Россию инородцев». Школы, работавшие по методике Ильминского, стали новым этапом в деле просвещения марийского народа.

В 1872 году Н.И. Ильминский основал Казанскую учительскую семинарию, готовившую учителей для татарских, мордовских, марийских, чувашских, удмуртских школ, и до 1891 года оставался ее директором. Помимо богословских, математических и общепедагогических циклов, здесь преподавались языки нерусских народностей Поволжья — мордвы-эрзи, мордвы-мокши, чувашей, марийцев и удмуртов. Возглавляемую Ильминским учительскую семинарию окончили многие известные люди нашей республики, представители духовенства и интеллигенции Марийского края состояли с Николаем Ивановичем в переписке и получали от него дельные советы, как в сфере миссионерства и педагогической деятельности, так и в области духовной жизни.

Н.И. Ильминский был известным миссионером, одним из основателей Братства Святителя Гурия, открывшегося в Казани в 1867 году, где возглавлял Переводческую комиссию. Николай Иванович переводил душеполезную литературу на татарский, чувашский, марийский, удмуртский и другие языки, которые осваивал с удивительной быстротой. В 70-е годы XIX века он перевел на кряшенский язык Псалтирь, которую знал наизусть и богодухновенные слова которой всегда помогали ему идти через все жизненные трудности. Впоследствии Николай Иванович переводил на языки тюркских народов Священное Писание, Псалтирь, акафисты, жития святых.

В качестве педагога-миссионера Н.И  Ильминский активно распространял грамотность среди населения Поволжья, Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Казахстана. Его деятельность была замечена императором Александром II, обер-прокурором Святейшего Синода Константином Победоносцевым, чиновниками Министерства народного просвещения. В 1863 году Ильминский удостоился звания профессора, в 1870-м за составление чувашского, татарского, удмуртского, мордовского, якутского алфавитов — звания члена-корреспондента Петербургской Академии наук.

В 1891 году Николай Иванович решил прожить лето в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры и поработать над исправлением перевода Евангелия на якутский язык. Живя в скиту, он простудился и вернулся в Казань настолько ослабевшим, что уже не мог отстоять богослужение. В день праздника Рождества Христова Н.И. Ильминский пособоровался, в следующую ночь исповедался и причастился Святых Христовых Таин, а утром 27 декабря 1891-го/9 января 1892 года скончался. На его погребение собралось великое множество людей, от представителей духовенства и профессоров Академии, до сотен простых кряшен, благодарных человеку, через которого Господь открыл им Свое Евангелие. Николай Иванович был похоронен возле церкви в честь святых Ярославских чудотворцев на Арском кладбище Казани, и ныне могилка его находится там же, в десятке метров от раки с мощами святителя Гурия Казанского. Жизнь и труды Н.И. Ильминского являют нам пример того, как верный раб Христов положил все свои умения и силы ради служения Богу и ближнему.

Ю. Ерошкин

В сокращенном виде опубликовано в книге

«История Марийского края в лицах. XIV — начало XX веков». Йошкар Ола,2012.