Эрин Паисий, игумен

Игумен Паисий (Эрин)

(11/24.10.1814–26.08/8.09.1883)

Имя игумена Паисия (Эрина) известно в православном мире в связи с любимой многими верующими книгой «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». Жизненный путь батюшки тесно связан с Марийским краем. Будучи пострижен в монашество в Саровской пустыни, посетив Афон и другие святые места, отец Паисий был направлен в Казанскую епархию, где в 1873 году принял управление Сурским Михаило-Архангельским мужским монастырем. Стараниями батюшки молодая обитель на правобережье Волги была обустроена, обрела известность среди верующих, стала одним из центров христианского просвещения населения горной стороны Марийского края.

Петр Никифорович Эрин родился 11(24) октября 1814 года в селе Новый Усад Арзамасского уезда Нижегородской губернии в семье дворовых крестьян графини Багратион Никифора и Марфы Эриных. До тридцати девяти лет он жил в миру, женился на крестьянке по имени Мария, у них родилась дочь, которая впоследствии скончалась во младенчестве. Родители Петра Никифоровича поначалу пользовались особым доверием своей госпожи, но затем впали в немилость. Таким образом, семья Эриных была переселена в село Погост Владимирской губернии, где Петра определили приказчиком к купцу Акифьеву, торговавшему железом и лесом. Около 1850 года, после отъезда предыдущего хозяина в Нижний Новгород, Петр Никифорович был принят на службу к муромскому купцу Кушельникову, а затем, овдовев и будучи бездетным, решил поступить в монастырь. Благословение на монашескую жизнь дал ему протоиерей соборной церкви города Павлова Авраамий Некрасов, ученик преподобного Серафима Саровского, впоследствии духовник арзамасского Свято-Никольского монастыря. Петр Эрин познакомился с батюшкой еще будучи на службе у купца Акифьева, и тогда же попросил отца Авраамия быть его духовным наставником на всю оставшуюся жизнь.

Получив благословение на монашество и от родителей, Петр Эрин, по существовавшей тогда благочестивой традиции, отправился в паломничество по святым местам. Желая ознакомиться с уставом и жизнью монастырей, он посетил многие обители, подобно преподобному Серафиму Саровскому побывал и в Киеве. 7 октября 1853 года Петр Эрин поступил послушником в Саровскую пустынь Тамбовской епархии, где 10 марта 1854 года был облачен в рясофор, 2 мая 1859-го пострижен в монашество с именем Паисий, 16 октября 1860-го рукоположен во иеродиакона, 16 декабря 1862-го — во иеромонаха. Обе хиротонии были совершены в Казанском монастыре при Тамбовском архиерейском доме епископом Тамбовским Феофаном (Говоровым), ныне известным православному миру под именем святителя Феофана Затворника. Одним из послушаний, которые отец Паисий проходил в Саровской пустыни, было гостиничное. По монастырским делам его неоднократно направляли в Москву и Санкт-Петербург, где батюшка имел возможность познакомиться со многими высокопоставленными людьми, что впоследствии помогало ему в трудах настоятеля монастыря на марийской земле. Большим духовным событием стало для батюшки празднество открытия мощей святителя Тихона Задонского, состоявшееся 13 августа 1861 года, на котором милостью Божией ему довелось присутствовать.

13 ноября 1866 года, по благословению настоятеля Саровской пустыни игумена Серафима и духовного отца протоиерея Авраамия, иеромонах Паисий отправился на Святую Землю. В этом паломничестве он пробыл около трех лет, посетил Святой град Иерусалим и другие святыни Востока, а на обратном пути в Россию побывал на Афоне. Восхищенный жизнью афонских подвижников, батюшка хотел поселиться на Святой Горе навсегда, мечтая принять там схиму, но по благословению духовного отца в 1869 году возвратился в Саровскую пустынь.

К тому времени отцу Паисию было уже 55 лет, он был опытным пастырем. Большой интерес проявлял батюшка к духовной литературе, во множестве своем встретившейся ему во время паломничества, был знаком с трудами святых Отцов. Именно на Святой Горе Афон «у одного старца-схимника» иеромонах Паисий обнаружил и переписал первые четыре рассказа, вошедшие затем в известную ныне книгу «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». Впоследствии при содействии батюшки и «по желанию многих, читавших их в рукописи» эти рассказы были изданы в 1881 году в Казани. Одновременно отец Паисий опубликовал в двух томах и письма своего духовного отца, протоиерея Авраамия Некрасова, под названием «Письма духовного отца к духовным детям», а также издал дневник своего паломничества по святыням Востока «Дневные заметки во время путешествия по святым местам Востока Саровской пустыни иеромонаха Паисия, 1866 года, а ныне настоятеля игумена Паисия Михаило-Архангельского Черемисского мужского монастыря Казанской губернии Козьмодемьянского уезда».

Казанская епархия во второй половине XIX века переживала духовный подъем. Благодаря системе христианского просвещения Н.И. Ильминского немалая часть коренного населения Поволжья обратилась к вере Христовой, приняла ее всем сердцем. Именно в конце XIX — начале XX века на территории Марийского края возникло сразу несколько монашеских обителей, одной из самых известных среди них стал Михаило-Архангельский Сурский черемисский мужской монастырь, основанный в 1868 году. Управлявший в то время Казанской епархией архиепископ Антоний (Амфитеатров) находился в поисках достойного и способного настоятеля, который довершил бы благоустройство этой молодой обители и ввел между братией устав и чин монастырской жизни, существовавший в прославленной Саровской пустыни.

Промыслом Божиим по рекомендации бывшего настоятеля Саровского монастыря игумена Серафима Владыка остановил свой выбор на иеромонахе Паисии (Эрине), вследствие чего в 1873 году батюшка был переведен в Казанскую епархию. Побывав в Михаило-Архангельской обители, ознакомившись с ее состоянием, отец Паисий не сразу согласился взять на себя настоятельское послушание. Но, следуя воле Божией, открывшейся ему через двух архиереев — Антония (Амфитеатрова), архиепископа Казанского и Феодосия (Шаповаленко), епископа Тамбовского, он решился принять на себя нелегкое бремя настоятельства.

В июне 1873 года иеромонах Паисий прибыл в Казань для принятия иконы великомученика Пантелеимона с частицей мощей святого, присланной из Афонского русского Пантелеимонова монастыря, и перенесения данного образа в Михаило-Архангельскую обитель. 10 июня в 20 часов вечера батюшка был утвержден архиепископом Антонием (Амфитеатровым) в звании настоятеля монастыря. Владыка благословил его образом святителя Григория Богослова и вручил документ о назначении, который впоследствии долгое время хранился в Михаило-Архангельском монастыре и располагался на одной из стен в трапезной.

24 июня 1873 года образ святого великомученика Пантелеимона был торжественно доставлен в Сурскую обитель. 26 июня отец Паисий отслужил в монастыре водосвятный молебен, окропил святой водой монашеские келии, а затем совершил первую Божественную литургию, после которой было зачитано послание правящего архиерея к братии о назначении нового настоятеля. Но и после этого отец Паисий еще не вполне усвоил себе настоятельские права, а именовался исполняющим должность настоятеля. И только с 29 августа 1873 года, когда был издан указ Казанской Духовной консистории о его новом назначении, батюшка в полной мере приступил к исполнению своих обязанностей.

Игумен Паисий (Эрин) руководил Михаило-Архангельским монастырем в течение десяти лет. Немало трудов положил он на благоустроение обители, не даром его называли ее строителем. Батюшка неоднократно ездил в Петербург, Москву, Киев, Пятигорск, расположил к монастырю многих высокопоставленных лиц, и даже некоторых представителей Царствующего дома. Каждый год отец Паисий посещал Нижегородскую ярмарку, отыскивал здесь благотворителей, многие из которых были знакомы с ним еще по Сарову, не стеснялся ходить с кружкой по торговым рядам. Батюшку в его неизменной, поношенной ряске знали многие нижегородцы.

С первых же дней настоятельства отец Паисий устроил при Михаило-Архангельском монастыре особый дом для приезжих, куда перенес некоторые саровские обычаи: отдельные номера для паломников, постоянную возможность получить чай и хлеб. Все это не могло не привлекать богомольцев: верующие стали во множестве посещать обитель, принося с собой в дар, кто сколько может. Кроме того, монастырю был передан участок земли размером девяносто десятин, рыбные угодья, помимо денежных пожертвований поступали продукты, одежда и обувь.

Идеалом монастырского благоустройства батюшка считал Саровскую пустынь и очень хотел, чтобы управляемая им обитель сравнялась в отношении благоустроения с наилучшими русскими монастырями. Каждый год в Михаило-Архангельской обители появлялось какое-нибудь новое здание. В строительстве двухэтажного корпуса с келиями для братии, библиотекой, трапезной и пекарней помог известный в Казанской губернии купец-лесопромышленник Атлашкин. Вдобавок к двум имеющимся в монастыре деревянным церквам отец Паисий задумал строить каменный храм. Соответствующий проект был составлен в 1879 году, с помощью Божией стараниями батюшки нашлись и благотворители. Строительство данной церкви было закончено уже после кончины игумена Паисия, в 1904 году.

Михаило-Архангельский монастырь, построенный на месте языческого капища, в тех краях, где было много некрещеных людей, задумывался как миссионерский. Просветительская деятельность считалась в обители важнейшей. С 1873 года традиционным стал крестный ход с иконой святого великомученика Пантелеимона по Козьмодемьянскому уезду, в 1876-м монастырь обрел икону Божией Матери «Скоропослушница», которая была прислана с Афона по просьбе игумена Паисия, и прославилась многочисленными чудесами на Марийской земле. 1 ноября 1874 года при активном содействии батюшки в обители была открыта школа для мальчиков, которая стала центром распространения грамотности, просвещения местного населения светом Христовой веры.

Активность отца Паисия в деле внешнего обустройства монастыря вызывала некоторое опасение епархиального начальства. Да и духовный отец, предостерегая батюшку от чрезмерного увлечения внешними делами, писал: «Смотри же, не забывай, паче всего, пещися и о внутреннем устроении как себя самого, так и братии, вверенной попечению твоему. Какая будет польза тебе, аще обитель, тебе вверенную, отлично по внешнему виду устроишь и благоукрасишь, но не попечешься, или вмале позаботишься о внутреннем устроении душ, вверенных управлению твоему». Такие предупреждения и опасения имели под собой почву: вместо послушания от своих подчиненных настоятель нередко встречал пренебрежение к себе, особенно среди тех насельников-марийцев, которые считали себя основателями монастыря, были заражены националистическими идеями, стремясь, вопреки духу Евангелия, придать новоустроенной обители некую национальную специфику. Последние даже пустили в ход анонимные доносы на своего настоятеля. Протоиерей Авраамий Некрасов писал батюшке в связи с этим: «Старцы Афонские Богомудрые прозрительно тебе писали, что с поступлением на новое место и на новое послушание ты восходишь на Голгофу. А на Голгофе что? Одно страдание. Это и сбывается с тобою. Еще ты не успел успокоиться от прободения, которое глубоко коснулось сердца твоего, как вот и оцет тебе подносят, что можешь видеть из вложенной здесь эпистолийки. А клевета? Это неизбежный спутник всякого путешественника, грядущего в страну блаженной вечности». В другом письме своему духовному чаду отец Авраамий писал: «Есть пословица «век живи, век учись». Сия пословица и на тебе сбылась. Хоть ты уже старец, да и настоятель монастыря, но и тебя посадили за азбуку. Итак, будь прилежен и внимателен к урокам, какие задаются тебе в старости. … А гневаться на врагов отнюдь не моги. … Отнюдь не замышляй удалять из обители врагов своих, потерпи их, как ты терпишь больные члены в теле своем».

Руководимый в жизненных испытаниях духовным отцом, своевременно удерживаемый им от искушений и падений, отец Паисий с новыми силами устремлялся на дело строения монастыря. И архипастыри Казанские, начиная с архиепископа Антония (Амфитеатрова), определившего батюшку на настоятельское место, относились к нему с большим вниманием и почтением. 31 декабря 1873 года «за исправное прохождение должности при безукоризненном поведении» отец Паисий был награжден набедренником, 25 сентября 1874-го «за разумное и примерное управление монастырем» получил благодарность епархиального начальства. 13 июня 1876 года «во внимание к неусыпным трудам в благоустроении и управлении вверенной ему обители, и к его примерной, в духе истинного иночества, жизни» архиепископ Антоний (Амфитеатров) возвел батюшку в сан игумена. 15 апреля 1878 года отец Паисий был награжден наперсным крестом, а в 1882 году — палицей.

Годы настоятельства проходили в неустанных трудах, но преклонный возраст брал свое, силы оставляли ревностного инока. Несмотря на это до последних дней своих батюшка не переставал заботиться о благе обители и подчиненной ему братии. 8 августа 1883 года игумен Паисий отправился в очередную поездку в Нижний Новгород, 22 августа он почувствовал себя нездоровым, а 26 августа (8 сентября) скончался. Отпевание усопшего 28 августа в Алексеевской церкви Нижегородского Благовещенского монастыря совершил Преосвященнейший Макарий (Миролюбов), епископ Нижегородский. 31 августа 1883 года прах игумена Паисия был погребен в склепе под строившимся каменным храмом в Михаило-Архангельском монастыре. Все архипастыри, под началом которых довелось служить батюшке, глубоко скорбели о его кончине. Бывший архиепископ Казанский Сергий (Ляпидевский), например, писал: «С грустью принял я известие о кончине старца отца игумена Паисия, хотя она и не неожиданна, ибо он казался быстро слабеющим. Да упокоит Господь потрудившуюся душу! Будет о нем молитва к Богу всегдашняя и Богу доступная, особенно же в святой обители черемисской, как ее создателе».

Ю. Ерошкин

В сокращенном виде опубликовано в книге

«История Марийского края в лицах. XIV – начало XX веков». Йошкар-Ола,2012.