Сайт Комиссии по канонизации святых Йошкар-Олинской и Марийской епархии

Петров Маврикий, иеромонах

Иеромонах Маврикий (Петров)

(13/25.09.1875–19.08.1937)

Михаил Ильич Петров родился 13/25 сентября 1875 года в селе Кузнецово Царевококшайского уезда Казанской губернии в семье крестьян Илии Петровича и Анисии Яковлевны Петровых. Крещен он был 14/26 сентября в храме Владимирской иконы Божией Матери родного села, Таинство совершил священник Стефан Петров в сослужении пономаря Михаила Ронгинского.

М.И. Петров окончил 3-х классную сельскую школу, отслужил действительную военную службу, занимался сельским хозяйством, 9 июня 1912 года поступил в Мироносицкий мужской монастырь, располагавшийся в селе Ежово Царевококшайского уезда. В 1916–1917 годах он находился в армии, проходил службу в 96-м запасном полку в городе Симбирске, а после демобилизации вернулся в обитель, где 14 марта 1918 года был пострижен в монашество с именем Маврикий.

В этот период Мироносицкая пустынь испытывала нужду в священнослужителях. 31 марта 1919 года настоятель иеромонах Варсонофий (Никитин) направил на имя благочинного монастырей 3-го округа Казанской епархии архимандрита Андроника (Богословского), впоследствии епископа, прошение о рукоположении монаха Маврикия в сан иеродиакона, в котором характеризовал ставленника как «человека трудолюбивого, вполне достойного, любящего церковь и отличающегося терпением в исполнении поручаемых послушаний». Благочинный поддержал данное ходатайство, направив его в Казанский епархиальный совет, который рассматривал вопрос в мае под председательством временно управляющего Казанской епархией епископа Чистопольского Анатолия (Грисюка). При этом было принято решение «повременить несколько с рукоположением» монаха Маврикия, как постриженного год тому назад.

К началу 1920 года иеродиаконская хиротония отца Маврикия уже состоялась. В январе того же года он находился в тыловом ополчении, о чем свидетельствует прошение иеромонаха Варсонофия (Никитина) от 26 января в Петриковский волостной исполнительный комитет, где говорилось: «Покорнейше прошу вас выдать мне пропуск для проезда в город Казань, для доставки сухарей в тыловое ополчение для четырех лиц: иеромонаха Варнавы (Максаева – авт.), иеродиаконов Маврикия (Петрова – авт.) и Иеремии (Стекольщикова – авт.) и послушника Василия Санчирова».

Большая часть монашеских обителей на территории Марийского края была закрыта в 1921 году. 11 сентября того же года с целью сохранения монастыря в условиях гонений и поддержания существования насельников при Мироносицкой пустыни была открыта артель по пошиву одежды. Ее председателем стал архимандрит Варсонофий (Никитин), казначеем — иеродиакон Маврикий (Петров), секретарем — послушник Трифон Парамонов. 6 октября того же года артель была зарегистрирована в органах власти, на 24 октября 1922 года в нее входили 8 человек. Согласно отчету о деятельности, составленному тогда же, члены артели работали в мастерской при монастыре, шили одежду из материала заказчика, принимали заказы только от частных лиц, торговлей и сбытом своей продукции не занимались.

К 21 октября 1922 года отец Маврикий был рукоположен во иеромонаха, после ареста 25 июля 1923 года архимандрита Варсонофия (Никитина) стал управляющим монастырем, а после закрытия обители в мае 1924-го — Мироносицкой религиозной общиной, которой руководил по меньшей мере до осени того же года. К тому времени монастырский храм был захвачен обновленцами, бывшая территория обители стала резиденцией обновленческого «епископа Марийского» Владимира Дерябина, а оставшиеся на свободе насельники Мироносицкого монастыря, не принявшие обновленчество, проживали в одном из домов в селе Ежово. В первые годы советской власти отец Маврикий арестовывался в 1919-м и 1924 годах, при втором аресте находился под следствием четыре месяца.

В последующее время батюшка не имел постоянного места служения. После опубликования в 1927 году Декларации митрополита Сергия (Страгородского) он примкнул к непоминающим, В 1931 году по просьбе председателя совета Троицкой церкви села Шойбулак Иосифа Петрова отец Маврикий окормлял верующих данного прихода, отошедших от митрополита Сергия, в 1932-м участвовал в богослужениях в церкви святых мучеников Флора и Лавра села Табашино, где служил единомысленный ему священник.

28 декабря 1932 года иеромонах Маврикий (Петров) был арестован, при обыске у него изъяли фелони, подризник, епитрахиль, набедренник, кадило, серебряный крест, четки, 48 книг, фотоальбом и другие вещи. Обвинялся батюшка по статьям 58-10, ч.2, 58-11 УК РСФСР (неуплата налогов, агитация против мероприятий советской власти в деревне, участие в контрреволюционной организации церковников). На единственном допросе 10 января 1933 года отец Маврикий показал: «Я как глубоко верующий человек считаю, что советская власть, не признающая Бога, является властью антихристовой, все ее организации, в том числе и колхозы, являются ячейками сатаны для искушения верующих, которые я одобрить не могу. … Советскую власть я признаю как попущение Божие в наказание людям за грехи». В свидетельских показаниях по делу приводится и такая фраза батюшки: «Я ничего не страшусь. За веру Христову я пострадать готов, но всегда буду говорить, что советская власть — власть антихриста и кто ей помогает, тот сам слуга антихриста».

Постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 22 июля 1933 года иеромонах Маврикий (Петров) был приговорен к трем годам ссылки в Северный край и отбывал наказание до 1 марта 1934-го. В дальнейшем он проживал на родине, в селе Кузнецово Йошкар-Олинского района МАССР, определенного занятия не имел, живя подаянием. Батюшка пользовался среди населения авторитетом, будучи непоминающим, совершал богослужения на дому, так как в храме села Кузнецово служили священники, единомысленные митрополиту Сергию (Страгородскому). 5 августа 1937 года отец Маврикий был арестован, обвинялся в контрреволюционной агитации против мероприятий властей в деревне, государственного займа (статье 58–10, ч.1 УК РСФСР). На допросе 15 августа своей вины батюшка не признал, 19 августа 1937 года тройкой НКВД по МАССР был приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение в тот же день в 17 часов, точное место погребения иеромонаха Маврикия в настоящее время не известно. Таковым вероятно является одна из братских могил на так называемой Мендурской дороге неподалеку от Йошкар-Олы.

Ю. Ерошкин