Тамара (Сатси)

Преподобномученица Тамара (Сатси)

(1876—1.05.1942)

Преподобномученица Тамара (Сатси)

Мария Георгиевна Сатси родилась в 1876 году на хуторе Уустало Гапсальского уезда Эстляндской губернии. Оставшись без родителей, в 1888 году она поступила в приют для девочек-сирот, расположенный в местечке Иевве на северо-востоке Эстляндии и действовавший при местном отделении Православного Прибалтийского братства Христа Спасителя и Покрова Божией Матери. Воспитанницы приюта обучались чтению, письму, Закону Божию, иконописному и золотошвейному мастерству, другим рукоделиям.

В 1892 году неподалеку от Иевве был открыт Пюхтицкий Свято-Успенский женский монастырь, первой настоятельницей которого стала игумения Варвара (Блохина), приехавшая в Эстляндию из Костромской губернии. В 1895 году воспитанница приюта Мария Сатси была переведена в данную обитель, в апреле 1897-го облачена в рясофор. А когда в 1898 году игумения Варвара была направлена в Казанскую епархию, ряд насельниц Пюхтицкого монастыря, в числе которых была и Мария Сатси, по предложению матушки поехали вместе с ней. По прибытии в Казань мать Варвара была назначена настоятельницей Козьмодемьянского Свято-Троицкого женского монастыря, послушница Мария также перешла в данную обитель, где несла послушания певчей и письмоводительницы. Настоятельница монастыря игумения Алевтина (Торопова), сменившая скончавшуюся 23 декабря 1915 года игумению Варвару, так характеризовала ее: «Поведения весьма хорошего, к послушаниям способна».

19 июля 1917 года Мария Сатси была пострижена в монашество с именем Тамара. Постриг совершил будущий преподобномученик архимандрит Сергий (Зайцев), настоятель Казанского Зилантова монастыря. 19 июня 1918 года благочинный 2-го округа монастырей Казанской епархии игумен Федосий направил в Казанский епархиальный совет рапорт следующего содержания: «При обозрении мною Чебоксарской женской Владимирской общины, я усмотрел, что заведующая общиной монахиня Арсения — старица, имеющая более 80 лет, требующая себе по управлению помощницу энергичную, деятельную, а вместе и твердого характера; но в общине по усмотрению ея и настоятельницы Козьмодемьянского монастыря игумении Алевтины, в ведении коей находится сия община, помощницы не находится. Поэтому совместно с игуменией Алевтиной заведующая общиной монахиня Арсения порешили просить моего ходатайства пред епархиальным начальством перевести в помощницы по управлению в качестве казначеи из Козьмодемьянского монастыря монахиню Тамару, в чем и я присовокупляю свою покорнейшую просьбу пред епархиальным советом, исполнить их желание и ходатайствовать пред Его Высокопреосвященством о перемещении в Чебоксарскую Владимирскую общину монахини Тамары на названную должность».

Данное прошение было удовлетворено. 25 июня 1918 года по благословению архиепископа Казанского и Свияжского Иакова (Пятницкого) монахиня Тамара была назначена казначеей Чебоксарской Владимирской женской монашеской общины. В 1920 году заведующая данной общиной игумения Арсения скончалась, и мать Тамара стала исполнять обязанности заведующей. В связи с тем, что атеистически настроенная власть провела конфискацию имущества, намеревалась упразднить общину и закрыть храм насельницы обратились в государственные органы со следующим письмом: «Мы, нижеподписавшиеся насельницы Владимирской женской общины, узнав о намерении представителей местной власти закрыть церковь Владимирской общины, древнюю святыню, существующую с 1625 года, единодушно выражаем свой протест против этого намерения, оскорбляющего наше христианское религиозное чувство. Закрытие общины будет посягательством на ту свободу веры, которая подтверждена самим же советским правительством… Со стороны общины уже принесена жертва уступкою деревянного храма и всех прочих жилых помещений, кроме маленького деревянного флигеля, оставленного в пользование сестер, а потому мы, насельницы Владимирской общины, ни в коем случае не можем согласиться на уничтожение нашей святыни, каким бы благовидным предлогом это не объяснялось. Посему усердно просим… оставить нам последний каменный храм в неприкосновенности, в чем и подписуемся. Заведующая общиной Тамара и другие».

В 1924 году по благословению епископа Чебоксарского Афанасия (Малинина) Чебоксарская Владимирская женская монашеская община стала самостоятельным монастырем, а монахиня Тамара (Сатси) назначена его настоятельницей и возведена в сан игумении. В 1926 году обитель была закрыта советской властью, но продолжала существовать при бывшем монастырском храме как Владимирская религиозная община. В сентябре 1926 года в Чебоксарский горсовет поступила жалоба заведующего городской садово-огородной школой, в которой утверждалось, что «оставшиеся монахини пасут свой скот на усадьбе школы… Плодовый сад школы стравливается. Благодаря безнаказанности скот монахинь объел и обломал деревья и таким образом убавил на 75% ценность сада». Используя это недовольство, в январе 1927 года Президиум Чебоксарского горсовета постановил: «Считаем необходимым, ввиду жилищного кризиса, переживаемого в городе и нанесения ущерба хозяйству, …просить НКВД обсудить вопрос о дальнейшем пребывании монашек в помещениях бывшего монастыря». В то время в общине оставалось 34 насельницы. Они ютились в здании церкви, сторожке при храме, некоторых хозяйственных постройках, переделанных под жилые помещения, и двух маленьких домиках, выстроенных старанием самих сестер. Промыслом Божиим насельниц Владимирской общины оставили на некоторое время в покое, но дело о «вредительстве» в отношении сада было передано в Народный суд.

Возглавляемая игуменией Тамарой община существовала до января 1930 года, когда был закрыт последний храм обители и отобраны помещения, где проживали матушка с остававшимися сестрами. После ликвидации общины мать Тамара поселилась неподалеку от здания церкви, у своей бывшей помощницы по управлению монастырем Анастасии Тимофеевой, которую знала еще по Пюхтицкой обители. В 1930-х годах мать игумения продолжала свой молитвенный подвиг, читала Священное Писание, духовную литературу, поддерживала и ободряла сестер в трудных условиях гонений за веру, занималась необходимыми делами по хозяйству. О том уважении, которым пользовалась матушка среди сестер, свидетельствует и бесхитростное по содержанию, но полное любви письмо к ней, сохранившееся в следственном деле: «Дорогая моя м. Тамара. Спешу я тебя поздравить с высокоторжественным праздником Рождества Христова и с новым годом и желаю тебе от Господа Бога доброго здоровья и душевного спасения. Матушка Тамара, я все об тебе скорблю, проходит ли твоя ноженька, как ходишь. А я, слава Богу, живу, сыта. Хожу домовничать, и мне дают хлеба, а в холод сижу дома. …Еще я поздравляю с праздником Настеньку и Ниночку, Марью Алекс. и всем желаю от Господа Бога доброго здоровья. Я вам извещаю новости. Я получила из своей деревни письмо, померли у меня 2 сестры, и брат Гаврюша помер 2 года. А его жена уехала в Пюхтицы, значит, еще существуют. Я им ответила и просила написать подробнее, что они знают о Пюхтицах. Еще пишите как вы, и что работаете, и как проводите праздники. А мы сидим дома, ходить не куда. Затем до свидания, всегда помнящая вас м. Антонина».

В мае 1941 года в органы НКВД поступил ложный донос об «антисоветских высказываниях» игумении Тамары. Ночью 25 июня матушка была арестована и заключена в Чебоксарскую тюрьму. На допросах 27 и 30 июня, 2 и 9 июля, очной ставке 11 июля игумения Тамара отвергла все обвинения. На вопрос следователя о том, какие причины понудили ее идти в монастырь, матушка ответила: «Я пошла по своему собственному желанию для спасения своей души».

Преподобномученица Тамара (Сатси)

31 июля 1941 года игумения Тамара (Сатси) была приговорена к десяти годам лишения свободы и помещена в исправительно-трудовую колонию № 1 Наркомата юстиции, находившуюся в лесу неподалеку от города Алатыря. 1 мая 1942 года матушка скончалась и была погребена в безвестной ныне могиле на кладбище колонии.

12 октября 2007 года на заседании Священного Синода Русской Православной церкви было принято решение о включении имени игумении Тамары (Сатси) в собор Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Память святой празднуется в день соборной памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской 25 января/7 февраля (или в ближайшее после этого дня воскресенье) и в день ее мученической кончины 1 мая (18 апреля по ст.ст.).

Ю. Ерошкин

Использованы материалы книги

Жития новомучеников земли Чувашской. Чебоксары,2009.