Мытиков Сергий, игумен

Игумен Сергий (Мытиков)

(1872–30.11.1945)

Игумен Сергий (Мытиков)

Симеон Филиппович Мытиков родился в 1872 году в деревне Сет-Касы Ядринского уезда Казанской губернии в крестьянской семье. Когда ему было семь лет, родители Филипп Алексеевич и Феодосия Даниловна скончались, и маленький Симеон жил и воспитывался в дальнейшем у брата. По существующему преданию все дети семьи Мытиковых впоследствии поступили в монастыри. Старший брат Василий, например, подвизался на Афоне, сестра игумена Сергия Агния также была возведена в сан игумении и похоронена в феврале 1953 года в Васильсурске. Могила матушки особо почитается населением горной стороны Марийского края и поныне.

Симеон Мытиков окончил приходское училище, четыре года был на действительной военной службе, дослужился до звания старшего унтер-офицера. 12 октября 1898 года он был принят послушником в Мироносицкий мужской монастырь, 6 июля 1902-го пострижен в монашество с именем Сергий, 22 декабря того же года рукоположен во иеродиакона, а 22 февраля 1904-го — во иеромонаха. Отец Сергий неплохо знал церковное чтение, пение, Священную историю. В клировых ведомостях тех лет о нем записано: «Поведения очень хорошего, к послушаниям способен», «усерден», «трудолюбивый, прекрасно знает хозяйство». 10 мая 1904 года батюшка был утвержден в должности казначея Мироносицкой пустыни, 6 мая 1907-го награжден набедренником.

После кончины игумена Серафима (Бакланова), управлявшего Мироносицкой пустынью в течение двенадцати лет, 30 октября 1916 года отец Сергий был назначен настоятелем монастыря, 14 июня 1917-го возведен в сан игумена. После октябрьской революции отношения между Церковью и советским государством строились на основании декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», а процесс закрытия монашеских обителей, в том числе и Мироносицкой пустыни, в строгом соответствии с логикой материализма, начался с их хозяйственного разорения. Еще в 1917 году подстрекаемые земельным комитетом Вараксинской волости крестьяне пытались отобрать у Мироносицкого монастыря луга, а демобилизованные солдаты — пожертвованный верующими скот. В декабре того же года крестьяне деревень Большое Кердешево, Пайгишево, Кельмекеево захватили дачу обители в деревне Алексеевка Петриковской волости, изгнав под угрозой смерти сторожей. В феврале 1918-го крестьянами деревни Якимово у монастыря была конфискована мельница на реке Кокшаге, в мае того же года жители деревни Юшково отобрали у обители 147 десятин 384 квадратных сажени земли и около 40 десятин лесов и лугов. При этом волостной и уездный советы крестьянских депутатов, куда обращался за защитой игумен Сергий (Мытиков), в помощи отказали, а уездный совет даже выразил желание отобрать у обители всю землю и постройки. 28 июня 1918 года красноармейцы разграбили Мироносицкий монастырь, а на просьбу настоятеля оставить хотя бы необходимых лошадей ответили угрозами. В довершение всего постановлением исполкома Царевококшайского уездного совета от 16 января 1919 года все постройки, инвентарь, скот, земельные угодья были национализированы и переданы в распоряжение уездного отдела земледелия Царевококшайского уездного совета.

Братия монастыря во главе с игуменом Сергием, опираясь на поддержку части местного населения, пытались противостоять разорению святыни. В одном из писем в органы власти в 1918 году они свидетельствовали: «Мы, нижеподписавшиеся братия Мироносицкой пустыни, на общем собрании 6 апреля, выслушав заявление отца настоятеля игумена Сергия по поводу собрания уполномоченных от обществ Петриковской и Арбанской волостей от 3 апреля с приговорами, коими население требовало, чтобы земельный надел Мироносицкой пустыни остался неприкосновенным, а также вынесено было постановление, чтобы имущество, постройки и инвентарь оставить во владении монастыря для обработки земли собственным трудом братии. … Воля собрания выражена была ясно, 13 приговоров от Петриковской и Арбанской волостей дали полное доказательство в подтверждение этой воли. Поэтому мы принимаем волю народа как закон, ибо самим народом, нашими предками, в течение почти трехсот лет созидалась обитель по грошам; земля дана для процветания братии и если братия, заботясь о своем насущном куске хлеба, завела необходимые постройки и инвентарь для обработки земли своим собственным трудом, как и остальное население, то на это кровное достояние братия имеет законное основание им пользоваться и никаких отчуждений не должно быть».

О жизни игумена Сергия в начале 1920-х годов в настоящее время известно немного. Несколько ранее, в феврале 1919-го, он был арестован, в связи с чем в обязанности настоятеля Мироносицкой пустыни вступили иеромонахи Симон Ефремов, а с мая того же года — Варсонофий (Никитин), впоследствии архимандрит. В 1921 году отец Сергий служил в Михаило-Архангельской церкви села Уртма Яранского района Кировской области. Такое нередко практиковалось в те годы. Например, в том же году на приходах служили иеромонахи Мироносицкой пустыни Симон (Ефремов) (Шойбулак), Алипий (Иваненко) (Мушерань), Малх (Блохин) (Керебеляк). Всего же в 1921 году в Пустыни подвизались 1 игумен, 7 иеромонахов, 2 иеродиакона, 5 монахов, 11 послушников. Жили монашествующие в простоте, в келии, где проживал игумен Сергий, в то время можно было увидеть небольшой обеденный столик, столик простой, комод в виде стола с тремя ящиками, стол-шкафчик, две кровати, пять деревянных стульев, табуретку, два термометра, самовар.

После закрытия в 1924 году Мироносицкой пустыни, отец Сергий жил в селе Ежово, возглавляя после ареста архимандрита Варсонофия (Никитина) остававшуюся на свободе немногочисленную братию обители. Затем батюшка поселился в Йошкар-Оле,  где в 1926-1928 годах служил священником во Входо-Иерусалимской церкви. После опубликования в 1927 году Декларации митрополита Сергия (Страгородского) игумен Сергий примкнул к непоминающим, не поддержавшим позицию владыки Сергия по отношению к действиям богоборческой советской власти. На принятие такого решения большое влияние оказал уже упоминавшийся выше архимандрит Варсонофий (Никитин).

В 1928-1932 годах отец Сергий проживал в окрестностях Йошкар-Олы, служил на квартирах верующих, помогал на богослужениях в Богоявленской церкви Старого Села Оршанского кантона МАО, где священником в то время был бывший насельник Мироносицкой пустыни иеромонах Владимир (Санчиров). Трижды арестовывался батюшка «за антисоветскую деятельность», но за не доказанностью обвинения был освобождаем. В 1932 году игумен Сергий поселился в небольшом доме в Йошкар-Оле, по адресу улица Коминтерна, дом 11а, в находившейся рядом бане устроил домашнюю церковь. Батюшка совершал богослужения, принимал и исповедовал верующих, исполнял требы. За пределы города он практически не выезжал, так как частенько болел. Известно только, что игумен Сергий бывал у сестры игумении Агнии в Васильсурске, имел паству в Горномарийском районе МАССР, где в мае 1937 года совершил одно из богослужений, в 1941 году побывал в тайной лесной церкви, организованной священником Симеоном Яндулецким по благословению епископа Яранского Нектария (Трезвинского), где пробыл несколько дней и также участвовал в богослужениях. Вместе с батюшкой в Йошкар-Оле жила в те годы монахиня Анастасия Иосифовна Краснова, которой было 62 года. Кроме того, престарелому священнослужителю помогали, исполняя его поручения, Анастасия Васильевна Щеглова, Мария Васильевна Кочева, Евдокия Васильевна Хорикова, Мария Николаевна Березина. В 1943 году игумен Сергий постриг двух последних в монашество с именами Евфрасия и Маргарита.

Отец Сергий уже при жизни был известен как подвижник, по молитвам которого Господь оказывал верующим благодеяния. Например, в августе  1942 года к батюшке приходил проживавший в то время в Куяре священник Александр Тумбасов, которому в связи с язвой желудка предстояла сложная операция, и просил помолиться о своем здоровье. Операция прошла успешно, после чего отец Александр посетил игумена Сергия вновь, благодарил его за молитвенную помощь.

31 августа 1945 года отец Сергий был арестован. В постановлении на арест от 23 августа ложно утверждалось, что он являлся одним из активных организаторов и идейным руководителем антисоветского церковного формирования, существовавшего на территории Кировской области и МАССР. Обвинение предъявлялось по статьям 58–10, ч.2 и 58–11 УК РСФСР, по распоряжению НКГБ СССР батюшка был направлен в распоряжение УНКГБ по Кировской области и помещен в тюрьму города Кирова.

Допросы и очные ставки, проводившиеся в сентябре-октябре 1945 года, как правило, длились 5–6 часов и престарелому священнослужителю (батюшке было в то время 73 года) выдерживать их было чрезвычайно трудно. Конечно, никакой контрреволюционной организации во главе с игуменом Сергием не существовало, а то, что верующие единомышленники общались между собой, поддерживали друг друга, высказывали свое мнение по поводу происходивших в стране событий, было вполне естественно.

27–31 октября 1945 года проходило закрытое заседание Судебной коллегии по уголовным делам Вятского областного суда, на котором отец Сергий был приговорен к 10 годам заключения. Содержался он под стражей во внутренней тюрьме УМГБ Кировской области, где и скончался 30 ноября 1945 года в 20 часов 13 минут. Память об игумене Сергии (Мытикове) жива в сердцах верующих и поныне, известно немало примеров его молитвенной помощи.

Ю. Ерошкин