Сухоруков Сергий, священник

Священник Сергий Сухоруков

(11.09.1895–20.04.1942)

Священник Сергий Сухоруков

Сергий Петрович Сухоруков родился 11 сентября 1895 года в деревне Шепириха Васильсурского уезда Нижегородской губернии в крестьянской семье. В течение полутора лет он обучался в сельской школе, с четырнадцатилетнего возраста работал на лесосплаве, в 1915—1917 годах служил младшим унтер-офицером в 36-м Орловском пехотном полку, где подорвал здоровье и получил инвалидность. С 1917 года Сергий Сухоруков нес послушание сторожа одного из храмов города Ядрина, а затем — Троицкой церкви села Полянки Ядринского уезда Казанской губернии. Впоследствии С.П. Сухоруков поступил в Белогорский монастырь Пермской епархии, где проживал 3 года, а затем нес послушание на двух сельских приходах той же епархии, окончил пастырские курсы и выдержал экзамен на диакона. За неимением необходимых к рукоположению документов он вернулся в село Кумья, где был поставлен псаломщиком церкви Покрова Пресвятой Богородицы.

1 октября 1922 года совет Покровского храма обратился в Казанское епархиальное управление с прошением о рукоположении С.П. Сухорукова во диакона. «Поведения он хорошего и трезвой жизни», — отмечалось в документе, который подписали члены совета и председатель его — священник Михаил Карамышев. Поддержал просьбу и благочинный 1 округа Козьмодемьянского уезда Казанской епархии протоиерей Николай Ташевский. 16 декабря того же года Сергий Сухоруков направил в Казанское епархиальное управление собственноручное прошение о рукоположении во диакона с оставлением на вакансии псаломщика Покровской церкви села Кумья. На данном документе имеется резолюция епископа Чебоксарского Афанасия (Малинина) о назначении Сухорукова псаломщиком, а диаконская хиротония откладывалась до предоставления необходимых документов, вероятно связанных с пребыванием кандидата на рукоположение в Пермской епархии.

10 июня 1923 года Сергий Сухоруков направил в Казанское епархиальное управление повторное прошение о рукоположении во диакона. К нему также прилагалось обращение церковного совета, поддерживавшего данную просьбу. «Поведения он хорошего, трезвой жизни, нравственно религиозный, всецело преданный Святой Церкви. Церковный устав, чтение и гласовое пение знает», — говорилось в документе. К тому моменту в Казанском епархиальном управлении находились исключительно обновленцы, а архиереи, находившиеся под омофором Патриарха Тихона, покинули его. Разобраться в сложившейся ситуации духовенству отдаленного прихода было непросто, к тому же обновленческий архиепископ Алексий (Баженов), будучи архиереем дореволюционного поставления, был известен на приходах Марийского края по досоветским временам. Все это в совокупности привело к тому, что 1 июля 1923 года архиепископ Алексий «хиротонисал» Сергия Сухорукова во диакона, к рукоположению его подводил протодиакон Иркутского кафедрального собора Захария Кузнецов.

Хиротония Сергия Сухорукова во священника состоялась в марте 1924 года, ее совершил не уклонявшийся в обновленчество епископ Мамадышский Андроник (Богословский) с согласия управлявшего староцерковной Казанской епархией епископа Чистопольского Иоасафа (Удалова), ныне священномученика. Видимо тогда же диакон Сергий принес покаяние в пусть и невольной причастности к обновленчеству. 1 июля 1928 года отец Сергий был переведен из села Кумья в церковь села Чернушка Кикнурского района, 1 сентября того же года — в храм святых мучеников Флора и Лавра села Шешурга Яранского района, а 1 января 1930-го по просьбе прихожан — в Покровскую церковь села Лом Яранского района, где совершал богослужения до марта 1931 года. Приходы сел Шешурга и Лом входили в 5-й благочиннический округ Яранской епископии и находились под омофором епископа Яранского Нектария (Трезвинского), разделявшего точку зрения епископа Глазовского Виктора (Островидова) на положение Церкви в стране и находившегося в оппозиции к заместителю Патриаршего местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому). Священник Сергий Сухоруков примкнул к викторовцам в 1928 году, видимо именно с этим был связан его переход из Кумьи в Чернушку. Об этом свидетельствует и то, что во время служения в Кумье батюшка поминал за богослужениями митрополита Сергия (Страгородского) и епископа Чебоксарского Афанасия (Малинина), а с лета 1928 года такое поминовение прекратил.

В марте 1931 года священник Сергий Сухоруков «из-за нежелания регистрироваться в советских органах» вернулся на территорию МАО, в лесу, в шести верстах от села Кумья, выкопал пещерку, в которой организовал тайную церковь. Служил он ежедневно, всем необходимым снабжали его местные жители. В пещерке батюшка жил с мая 1931-го по весну 1932 года, а затем, в его отсутствие, она была разорена властями. В дальнейшем до июня того же года отец Сергий совершал богослужения по домам верующих, а иногда и просто в лесу, как было в 1932-м на Пасху.

После разорения тайной пещерной церкви органы ОГПУ начали розыск батюшки. 14 июня 1932 года он был арестован и ложно обвинялся по статьям 58-10,11 УК РСФСР (участие в контрреволюционной организации, ставившей целью свержение советской власти и восстановление монархического строя). На допросе, на следующий день после ареста, отец Сергий показал, что не признает советскую власть, как отрицающую Бога, а раскулачивание рассматривает как разорение населения. На допросе 22 июня 1932 года он заявил: «Коммунисты являются слугами антихриста… так как всякий отвергающий Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть дух антихриста. Вести борьбу с советской властью, как властью безбожной, я должен не физически, а молитвой перед Господом Богом».

14 августа 1932 года Особым совещанием при Коллегии ОГПУ священник Сергий Сухоруков был приговорен к трем годам лагерей. Он отбывал наказание в Белбалтлаге ОГПУ (станция Медвежья гора Мурманской железной дороги). После возвращения батюшки из заключения семья Сухоруковых не имела постоянного места жительства, проживала по домам верующих в селе Старая Рудка Шарангского района Кировской области. Отец Сергий служил в местной Богоявленской церкви, находилась она под омофором епископа Нектария (Трезвинского). 4 декабря 1937 года батюшка был вновь арестован, ложное обвинение предъявлялось по статьям 58-10, ч.2, 58-11 УК РСФСР («контрреволюционная пораженческая агитация, направленная на подрыв мощи советской власти и колхозного строя, в составе группы»). Отец Сергий вместе с супругой Марией Николаевной, также арестованной, был помещен в тюрьму города Яранска.

Всего по данному делу проходило шестнадцать человек, срок следствия увеличивался четыре раза (до 8 октября 1938 года), число подследственных постепенно сократилось до двух (семья Сухоруковых). Обвиняемые виновными себя не признали, следствие велось с нарушением существующего законодательства, так как в ходе его батюшка просил вызвать дополнительных свидетелей, жителей Старой Рутки и прилегающих деревень, которые могли рассказать о его поведении, но просьба эта была оставлена без последствий.

3 ноября 1938 года священник Сергий Сухоруков был осужден Особым совещанием при НКВД СССР к пяти годам заключения. Поначалу батюшка, как и ранее, отбывал наказание в Белбалтлаге (1-е Медвежьегорское отделение), а затем был переведен в Талажское отделение Кулойлага на территории Архангельской области, где и скончался 20 апреля 1942 года.

Ю. Ерошкин

Использованы материалы, предоставленные Л.М. Свинцовой.