ortho-hist-12.ru

Аргентов Александр, священник

Священник Александр Аргентов

(16/28.10.1882–30.04.1938)

Священник Александр Аргентов с семьей

Александр Алексеевич Аргентов родился в 16/28 октября 1882 года в селе Новинки Балахнинского уезда Нижегородской губернии в семье диакона местной церкви Рождества Христова Алексия Никаноровича Аргентова и супруги его Екатерины Аркадьевны, дочери священника храма села Ветелево Балахнинского уезда Аркадия Васильевича Тихомирова. Дед отца Александра Никанор Степанович Аргентов также состоял на духовной службе, служил псаломщиком в церкви села Новинки сорок четыре года. В семье Аргентовых кроме отца Александра было еще пятеро детей: сыновья Димитрий, Константин, Анатолий, Леонид, и дочь Капитолина. Трое из них обучались в духовных учебных заведениях: Анатолий и Леонид — в Нижегородском Духовном училище, Капитолина — в Нижегородском епархиальном женском училище. По меньшей мере, двое, Константин и Леонид, пострадали в годы репрессий, причем Константин, служивший псаломщиком в церкви села Новинки, был арестован в августе 1938 года и скончался 3 сентября 1939-го в тюремном отделении Горьковской областной больницы.

Вполне объяснимо то, что, находясь в такой семейной атмосфере, Александр Аргентов избрал путь служения Богу и людям на духовном поприще. В 1894–1899 годах он учился в Нижегородском Духовном училище, в 1900–1904-м состоял в должности псаломщика Троицкой церкви села Селякино Ардатовского уезда Нижегородской губернии. В 1904–1907 годах Александр Аргентов находился на военной службе, защищал Отечество в войне с Японией, был награжден медалью. По возвращении домой, он вернулся к церковному служению: в 1907 году нес послушание псаломщика храма во имя святого благоверного князя Александра Невского при богадельне в Нижнем Новгороде, 5 января 1908-го епископом Балахнинским Евфимием (Елиевым) был определен псаломщиком к Спасо-Преображенской церкви села Пупково Балахнинского уезда. В этом храме Александр Аргентов прослужил более двух лет.

Вскоре Господь призвал А.А. Аргентова к служению Себе во священном сане. 24 марта 1910 года архиепископом Нижегородским и Арзамасским Назарием (Кирилловым) он был рукоположен во диакона к Михаило-Архангельскую церковь села Юрино Васильсурского уезда Нижегородской губернии. В этом храме отец Александр прослужил двадцать семь лет, до 1933 года диаконом, а затем был рукоположен во священника. Известно также, что нес он и педагогическое послушание: с 1 сентября 1910-го по 1 мая 1915 года занимал должность учителя в юринской церковной школе грамоты.

В 1924 году, в связи с территориальными изменениями, село Юрино вошло в состав Марийской Автономной области. С этого времени судьба отца Александра была связана с Марийским краем. Жизнь священнослужителя в советское время была непростой. Еще в 1925 году он был лишен избирательных прав, попав в разряд так называемых «лишенцев».

Наступили 1930-е годы. Волна богоборчества в стране постепенно нарастала, но это же время явило множество исповедников Христовой веры, и Марийский край не был в этом смысле исключением. Юринская православная религиозная община, в которую в августе 1934 года входило 8805 человек, была одной из самых активных. В 1930 году верующие добились открытия ранее закрытого Михаило-Архангельского храма, в начале 1934-го протестовали против запрещения в Юрино колокольного звона, обращаясь по этому поводу в Облисполком. Во главе этого движения стояли протоиерей Евгений Модератов и иерей Александр Аргентов, председатель церковного совета Любовь Сергеевна Кусочкова.

Такое исповедничество было не по нраву богоборческой власти. В начале 1935 года Юринский поселковый совет увеличил налог на здание храма в пять раз, с 38250-ти до 227028 рублей, пригрозив закрыть церковь в случае неуплаты указанной суммы. 20 февраля 1935 года совет Михаило-Архангельского храма подал прошение в Центральную постоянную комиссию по вопросам культов при Президиуме ВЦИК. В нем указывалось, что согласно существующему законодательству стоимость молитвенных зданий для обложения их местным налогом определяется по расценкам 1928–1929 годов, по которым и взимали деньги ранее. Поэтому верующие считали решение поселкового совета не законным.

Далее события развивались следующим образом. В феврале 1935 года в постоянную комиссию по вопросам культов при Марийском облисполкоме поступило отношение из ВЦИК с указанием проверить факты, изложенные в заявлении церковного совета. При этом Народный комиссариат финансов предложил Горномарийскому райфинотделу пересчитать налог на здание храма в соответствии с законом и незаконно взятую сумму возвратить. Но данные решения оказались декларативными, так как для более детального рассмотрения дело было возвращено в Марийский облисполком. В апреле 1935 года постоянная комиссия по вопросам культов сообщила во ВЦИК, что в результате проверки налог был признан взысканным правильно. А в 1936 году юринский храм был вновь закрыт.

Вскоре после этого в доме протоиерея  Александра Формозова, который тогда также служил в Юрино, состоялось собрание церковного актива, на котором обсуждался вопрос о составлении прошения во ВЦИК по поводу открытия церкви. В Москву были делегированы Любовь Сергеевна Кусочкова и Мария Николаевна Формозова, супруга псаломщика Бориса Формозова. Но поездка оказалась безрезультатной. После этого было составлено второе прошение, с которым в Москву ездили протоиерей Александр Формозов и уже упоминавшаяся М.Н. Формозова. 11 апреля 1937 года перед зданием юринского райисполкома собралось около двухсот верующих. Они вступили в диалог с председателем, говорили о необходимости открытия церкви. И хотя после этого последовали репрессии (25 июля 1937 года были арестованы протоиереи Евгений Модератов и Александр Формозов) в сентябре 1937-го Михаило-Архангельская церковь поселка Юрино была вновь открыта.

Отец Александр Аргентов исполнял свои священнические обязанности добросовестно. Еще в 1936 году епископом Марийским Варлаамом (Козулей) он был награжден набедренником. Такая деятельность батюшки не осталась без внимания властей. 21 декабря 1937 года отец Александр был арестован и заключен в Козьмодемьянскую тюрьму. Ему было предъявлено обвинение по статье 58-10 УК РСФСР. В постановлении о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения ложно утверждалось, что батюшка вел контрреволюционную агитацию, выступал против мероприятий партии и правительства, сеял слухи о скорой войне и неминуемой гибели советской власти, был активным участником «беспорядков», связанных с закрытием юринской церкви.

В ходе следствия батюшка был допрошен один раз и виновным себя не признал. Через восемь дней после ареста, 29 декабря 1937 года, дело было рассмотрено во внесудебном порядке. Священник Александр Аргентов и проходивший по делу вместе с ним мирянин Николай Зотин, певчий Юринского храма, были осуждены тройкой НКВД по МАССР к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. Наказание отец Александр отбывал в Каргопольлаге Архангельской области, где и скончался 30 апреля 1938 года.

Ю. Ерошкин

Использованы материалы М.В. Циркулевой,

размещенные на сайте lyskovskaya eparhya.ru.

Фото из архива семьи Аргентовых